Uasdan.com > Магкаев > Бумеранг беззакония, брошенный в 1995-ом году Р.Читаевым в граждан РЮО в 2012-ом вернулся, чтобы убить и его самого.

Бумеранг беззакония, брошенный в 1995-ом году Р.Читаевым в граждан РЮО в 2012-ом вернулся, чтобы убить и его самого.


9 августа 2012. Разместил: Руслан Магкаев
Вот несколько выдержек из написанной в 2004-ом, подчеркиваю, в 2004-ом году книги Алана Чочиева «ОЦДЭПИО» ( Сайт Uasdan.com, раздел Алан Чочиев, рубрика скачать).
«За неделю до моего ((А.Чочиева) выезда на день рождения жены я сидел после прогулки по саду у подъезда, когда приехали Сиукатэ (находящийся в розыске убийца многих людей, в том числе и Героя Осетии Алана Джиоева), а с ним Читаев - сосед по улице, и бывший мой студент Битиев: оба работники МВД РЮО.»
Дело происходило во Владикавказе и эти люди приехали сюда, чтобы хитростью или насилием привезти Алана Чочиева, человека сыгравшего решающую роль в правовом оформлении югоосетинской независимости, вооружении ее защитников. То есть без всякого преувеличения можно сказать, что он был человеком имевшим ключевую роль в спасении десятков тысяч людей от погромов вооруженных грузинских ксенофобов.
«Мое слово в РЮО - это закон! Выступишь на комиссии ВС (в Цхинвале), скажешь им все, что говоришь обычно мне - и все (сказал Алану разыскиваемый убийца Сиукатэ)! ……. Читаев подтверждал, что слово Сиукатэ - это гарантия (Читаев подтверждал!)…… Но «мы менты - нам верить нельзя» - говаривал один мой приятель из МВД... И я (Алан Чочиев) видел это прямо сейчас: Читаев и Битиев - начальник следственного отдела МВД и его работник - были просто обязаны арестовать Сиукатэ, он в розыске за убийство! А он «бригадир» их группы - так он и сказал мне».
Из написанного в том труде Аланом, ясно, что приедь за ним во Владикавказ один только киллер Сиукатэ, он ни за что не дал бы себя обмануть, ни за какие посулы не позволил бы отвезти себя на вероломную расправу - многолетнее преступное заточение в крытой Цхинвальской тюрьме. Но кроме откровенного преступника Сиукатэ перед ним стояли Р.Читаев, тогдашний глава Следственного отдела при МВД РЮО, со своим непосредственным подчиненным Битиевым, оба, как бы государственные люди. В тот день, в сентябре 1995-го года, Алан, несмотря ни на что, им поверил, и заплатил за это доверие тем, что уже на следующий день и на ближайшие несколько лет неправосудно был обречен на то, чтобы лежать под замком в пропитанной густым запахом человеческих испражнений камере Цхинвальской тюрьмы.
Осужден и заключен под стражу Алан был людьми, президентов, РСО-А, - А.Х.Галазова и РЮО, - Л.А.Чибирова, президентами, категорическими противниками югоосетинской независимости и единомышленниками Э.А.Шеварднадзе, главы грузинских ксенофобов, претендовавших на всю территорию Южной Осетии. Формальным предлогом к аресту и заключению Алана Чочиева было обвинение его в, якобы, похищении где-то в России посредством документов авизо, финансовых средств. И это притом, что якобы пострадавшая в этом деле сторона, Россия, никаких претензий к А.Чочиеву не имела, также, как и у мучителей Алана не было никаких документов с его подписью подтверждающих какую-либо его вину в каких-либо хищениях денег.
И вот какой диалог на допросах происходил между основателем югоосетинской независимости А.Чочиевым и противозаконно оперировавшим в интересах Шеварднадзе и других правящих грузинских ксенофобов начальником следственного отдела, ныне покойным, Р.Читаевым.
А.Чочиев: «(Созданная ранее) Комиссия (Верховного Совета под руководством И.Мамиева по расследованию дел, связанных с авизо) должна доложить на сессии, (о результатах своего расследования) и только потом парламент (на основе ее заключения) может принять решение о передаче дела (А.Чочиева) в органы! У вас есть такое решение?
- У нас все есть! А чего нету - будет! Не беспокойся, все будет по закону! - «пояснил» Читаев и все становилось прозрачнее - в смысле беспардоннее.
Министр (МВД РЮО, на тот момент позднее сбежавший в Грузию и занимающийся там на платной основе осетинофобской деятельностью, Алан Парастаев – Тила) и его зам (Р.Читаев) лгали, решения парламента о передаче дела в органы не было и не могло быть, ибо без доклада в ВС результатов работы комиссии Мамиева такое решение принять не могли! Факт участия Сиукатэ в моем привозе на комиссию Мамиева отказались признать и министр, и его зам. …….. Заместитель министра (Р.Читаев) утверждал, что «постановление парламента у них есть», а председатель ВС Чибиров утверждал Мире (Цховребовой), что он «не в курсе ареста Чочиева»: отсюда вывод - все лгут, потому что выполняют заказ, под который не могут подвести законных оснований!»
В итоге той преступной лжи и беззакония, которое было учинено тогда по наущению из Тбилиси, при активнейшем участии недавно трагически погибшего Р.Читаева, против основателя современной осетинской государственности – А.Чочиева, были сбиты последние подпорки с плотины, сдерживающей реку беззакония, направленного, как против отдельных жителей Южной Осетии, так и против всей этой республики, в целом. Поэтому не полностью, но в значительной мере, все последующие преступления против граждан Южной Осетии в той или иной мере связаны с беззаконием учиненным в 1995-ом году следователем Р.Читаевым и Ко против экс вице спикера Парламента РЮО, А.Р.Чочиева. Поэтому и зверское убийство жарким июньским вечером 9-го июля 2012 года начальника следственного управления при прокуратуре РЮО, Р.Читаева, полностью находится в той логике преступных расправ, которые сам Р.Читаев и вводил в практику югоосетинской действительности, своим участием в расправе над А.Чочиевым в 1995-ом году. Бумеранг беззакония, брошенный тогда в измученных военным лихолетьем людей этой многострадальной земли, а те то чинил неправосудную расправу над человеком, подписавшим Декларацию Независимости РЮО. чинили расправу над теми, кого эта Декларация с тех пор и до нынешнего дня защитила, этот бумеранг вернулся, чтобы покарать руку ее метнувшую.
Однако, при всем при том, зверское убийство следователя Роланда Читаева – это, без всякого сомнения, тяжкое, ничем не оправданное преступление. Тема сегодняшнего дня: убийства главы следственного комитета Р.Читаева – это лакмусовая бумажка, показывающая способность-неспособность нынешних властей РЮО выполнять свои функции. Ведь убит не только крупный чиновник, сломан не только важный винтик государственной машины, но и друг-приятель статусных югоосетинских царедворцев – это выстрелы по ним самим. По технике своего исполнения это преступление не представляется таким уж сложным. Поэтому, если они, югоосетинские начальнички, и здесь не хотят вести следствие гласно, не могут довести до открытого и публичного суда заказчиков и исполнителей этого преступления, то уж не смогут никому гарантировать конституционное право на жизнь на подведомственной им территории, то нахождение их во власти просто опасно для югоосетинского общества. А пока все мы наблюдаем, начиная с 11-го июля, со второго, после ареста подозреваемых и обнаружения покойника, дня густой покрыв секретности, вокруг этого дела. Это явный признак того, что власти жульничают в вопросах расследования данного преступления, что-то темнят. И это тогда, как злодеяние это такого общественно опасного свойства, какое, случись что-то подобное в каком-либо более демократичном и законопослушном обществе, расследование и суд по нему происходили бы при максимальной, насколько это только возможно, открытости.
Ну что же, раз власть, занятая какой-то подковерной возней вокруг этого преступления, молчит, что-то прояснить для общественности в произошедшем, анализируя самые разные источники, дающие самую противоречивую информацию, попытаюсь я.
Пока, дам освещение взглядов на произошедшее представителей нескольких заинтересованных в этом деле сторон в том порядке, в котором они были представлены мне самому.
Первым ответил на мои вопросы с довольно высоким, как мне представляется, уровнем искренности и компетентности один югоосетинский прокурор. Так его и обозначим в этом материале – Прокурор. Коренной, в возрасте, цхинвалец он отлично знает всех участников от правоохранительных органов и людей из властных структур прямо или косвенно имеющих отношение к этой трагедии. Излагая свое видение о происходящем, он просил меня не обнародовать его имени, но обещал при этом, что если вдруг вопрос встанет ребром и потребуются его свидетельства по сказанному им мне, он готов раскрыться и подписаться под каждым своим словом.
Итак, Прокурор рассказал мне следующее. Покойника Р.Читаева он знал очень хорошо. Прокурор считал его редким, а для Южной Осетии и вовсе уникальным специалистом в области уголовного следствия и сыска. При этом, будучи человеком четко следующим понятиям чиновной корпоративной этики, Читаев всегда будучи на вторых ролях в руководстве югоосетинских правоохранительных структур в зависимости от интересов своего патрона, мог, как очень квалифицированно довести сложное уголовное дело до суда, так и тонко его развалить. Будучи армянином по происхождению, Роланд имел еще один талант нередко свойственный представителям этого народа – несколькими вопросами, он мог полностью измерить человека на предмет его и его родни материального состояния и чрезвычайно ловко получить с него за развал какого-нибудь уголовного дела или изменение квалификации совершенного им преступления, максимум возможной мзды для себя и своего патрона. Было как-то, рассказывает мне про Роланда Прокурор, что Читаев и ему приносил взятку (здесь я не понял - взятку или взятки, происходило это один раз или сколько-то, но уточнять не стал), делалось это так элегантно и красиво, что не взять не было никакой возможности.
Последние полтора десятилетия патроном Читаева чаще других бывал нынешний генпрокурор Чигоев. Ни в какую прижизненную дружбу между господином Чигоевым и господином Читаевым Прокурор не верит. Он считает, что отношения их были чисто утилитарного свойства и все нематериальное в них интересовало их мало. Партнерство их строилось следующим образом – Чигоев приказывал, Читаев исполнял, - полученные дивиденды делились в тайне, в мире и согласии. С этой точки зрения, полагает Прокурор, Чигоеву очень трудно, если это вообще возможно, будет найти теперь замену Читаеву по делам такого щепетильного свойства, - эта потеря для него действительно велика, оттого и грусть его, по поводу смерти подручного в дни его похорон выглядела иногда неподдельной.
После этого разговора с Прокурором, осмысливая его, у меня возникло некоторое непонимание сказанного им. Мне подумалось, что возможно такая связка между Чигоевым и Читаевым имела бы смысл в том обществе, где законы исполняются ну, хотя бы в самой минимальной степени. Тогда да, людям не слишком обремененным вопросами морали, можно брать и получать мзду, с тех, кто заинтересован в неисполнении закона, в каких-то зависящих от них вопросах. Но ведь ни при Чибирове, ни, тем более, при Кокойты ни о каком следовании нормам законодательства во внутренней жизни республики никакой речи быть не могло – все определялось указаниями этих тиранов и их окружения. Зачем и кому нужен был в таких условиях изощренный правовед Читаев, какое он находил себе применение, почему с таким своим талантом он, армянин женатый на грузинке, оставался жить и претерпевать вместе с коренным для этой земли народом, осетинами, такие нешуточные лишения? Почему не уехал, как это делают всегда все остальные представители пришлых национальностей, из края, претерпевающего утраты военного лихолетья, в край благодатный, где таланты его в сфере сыска и уголовного делопроизводства нашли бы лучшее применение? Четко обозначенного ответа на этот вопрос у меня нет. А делать предположения о покойнике, которые могут и не соответствовать истине, нахожу для себя занятием неблаговидным. Пусть эти вопросы так и останутся висеть в воздухе.
Так или иначе, по словам Прокурора, Читаев везде исполнял роль правой руки Чигоева. Здесь занимателен рассказанный мне Прокурором факт того, как Чигоев объегорил господина Тибилова, пристраивая Читаева в прокуратуру на самую функционально важную, после своей, должность в этой структуре. Рассказывая это, и, подыскивая определение нынешнему президенту Тибилову, Прокурор даже немного поспорил со мною по вопросам этимологии. Он утверждал, что есть жизненные ситуации, определение которым лучше дать на грузинском языке, чем на русском или осетинском. К такой ситуации он отнес случай с господином теперешним президентом РЮО – самая правильная характеристика этого человека соответствует грузинскому слову – глех, полагал Прокурор. Тогда, как близкое по значению русское слово – деревенщина или осетинское – ницыфенаег не отражают, как он считал, всего существа тибиловской натуры. На мой же взгляд и русский язык и осетинский достаточно богаты, чтобы ни в чем не уступать грузинскому, поэтому Тибилову очень даже подходят русское слово - лапоть или осетинское – аенаефенд.
Так вот Прокурор посчитал занимательным, как прощелыга Чигоев одурачил лаптя Тибилова пристраивая своего подручного Читаева на должность главы следственного управления при прокуратуре РЮО. Понимая, что в РЮО к их тандему есть большое неприятие, он предложил вначале назначить его заместителем генерального прокурора. Но это предложение его встретило мощный афронт, как со стороны публики, так и, под ее воздействием, самого Тибилова. Тогда Чигоев, как компромисс предложил пристроить Читаева на должность начальника следственного управления при генпрокуратуре. Тибилов согласился. Ирония сего заключается в том, что должность начальника следственного управления горазда более значимая и взяткоемкая, чем должность замгенпрокурора.
За несколько дней до трагедии Прокурор имел с Читаевым довольно продолжительную беседу. И вот, что он вынес из этой беседы. У Читаева было жгучее желание по максимуму расправиться с некоторыми людьми, оставшимися работать в прокуратуре со времен прежнего режима. В частности, потому что во время февральских событий в штабе Аллы Джиоевой, он был жестоко бит своими теперешними подчиненными и коллегами. Особой ненавистью он пылал к Эльдару Кокойты и имел уже все необходимое для его и еще нескольких человек посадки. К примеру, в югоосетинской прокуратуре обычны бывали случаи невозможной в других странах безответственности прокурорских работников, когда преступник или его родня выкупали все материалы интересующего их уголовного дела вместе со всеми сопутствующими причиндалами и, чтобы они не натворили, становились абсолютно чисты перед законом. Однако, благодаря особой форме учета в уголовном делопроизводстве выявить такие злоупотребления не составляет труда. Читаев говорил Прокурору, что готов уже сейчас и у него есть на это все основания, чтобы провести в РЮО и с согласия Российских властей и в РФ, довольно масштабные аресты, но разрешение на это не дают ему вон те - и он многозначительно показывал указательным пальцем на потолок. Прокурор, не зная точно, кого именно он имеет ввиду, показывая на потолок, полагал, однако, что препятствуют Читаеву в отправлении правосудия или в вымогательстве мзды за свертывание уголовных дел, что в Южной Осетии понятия близкородственные и рассматривается, как наказание рублем, генпрокурор Чигоев, президент Тибилов и Б.Чочиев, начальник президента Тибилова.
Прокурор ничего на это Р.Читаеву говорить не стал, но подумал тогда, что вот такие слова и настроения Роланда могут для него очень плохо закончиться. Ведь в прокуратуре по-прежнему были очень сильны позиции людей экс генпрокурора Т.Хугаева и они вовсе не были согласны с тем, чтобы их кто-то сажал или вымогал честно награбленные деньги. К примеру, никуда не делся, сохранил должность, персональную машину и кабинет, назначенный в свое время Хугаевым, а теперь удачно оказавшийся родственником Тибилова, замгенпрокурора Кабулов. Или взять ту же жену экс генпрокурора Хугаева, сестру экс Минсвязи Г.Кабисова, - она по-прежнему возглавляет статистический отдел при прокуратуре и в этой должности по своим должностным обязанностям она должна знать и знает о каждом шевелении любого сотрудника этой структуры, Читаева в том числе. Такие люди не позволят Роланду загнать себя в угол и расправиться над собой – подумал тогда Прокурор.
Сейчас, когда убийство Читаева уже произошло, Прокурор согласен с первым заявлением Чигоева, оно было хорошо спланировано, но плохо реализовано и в нем не обошлось без участия кого-то из заинтересованных функционеров старого режима и сегодняшних прокурорских работников оставшихся от того же режима.
Прокурор не принимает версию о том, что причастных к убийству людей было двое и они были пьяные в момент совершения и после преступления. Он считает, что следствие не происходит с должным напором и энергией, а идет так, что становится очевидно, что следователи, боясь и зная, что следы убийства Читаева могут вывести их на таких лиц, которых им, следователям. не хотелось бы связывать с этим преступлением, крепят версию основной вины в этом убийстве отца и сына, Льва и Руслана Габараевых.
Пока все идет к тому, как полагает Прокурор, что схематично в окончательном варианте версия убийства Читаева устроит власть придержащих в РЮО в следующей форме. Отец основного подозреваемого, Лев Габараев, получил во второй половине 2009-го года некие объекты для строительства и кредит 30 с лишним миллионов рублей. В итоге свои строительные обязательства он не выполнил, деньги присвоил. Читаев стал готовить материал, или, даже, дал ход этому материалу, для уголовного преследования господина Габараева и тогда его сын, Руслан, со своим приятелем, А.Агаевым, решили вопрос по-своем. Результат – тяжкое преступление, Р.Читаев зверски убит. Преступники известны – это А.Агаев, отец и сын Габараевы и больше никаких виновников нет – дело идет в суд, а затем в архив и на этом все заканчивается.
На следующий день после разговора с Прокурором, я имел беседу с человеком близким к теперешнему тибиловскому руководству, назовем его Тибиловец, знающему многое, о том, что творится на тамошней властной и околовластной внутренней кухне, какие и почему там пироги пекутся.
Он знал, что я исследую обстоятельства связанные с убийством главы следственного управления при прокуратуре РЮО и информирую о них посетителей нашего сайта. И поэтому, подтверждая сказанные мне слова Прокурора о том, на какой версии этого дела югоосетинское начальство, во избежание всяких непредвиденных обстоятельств, остановило свой выбор и какую версию оно теперь будет крепить, Тибиловец, защищая позицию выбранную тибиловским окружением, стал внушать мне следующее. Никакой особой изощренности в этом преступлении нет и искать ее не стоит. Это была хоть и жестокая, но глупая акция двух хорошо упитых дураков совершенная под влиянием неких неприязненных отношений, возникших на основе чего-то, что станет известно по окончании следствия. И никакого другого подтекста или каких-то еще соучастников искать в этом деле не стоит.
Ну, понятно, теперь эта заявочка Тибиловца в результате приведет к тому и так, как и говорил Прокурор – виноваты отец и сын Габараевы, и с ними А.Агаев, все из за 30-тимиллионного кредита, а больше виноватых нет. На мой вопрос: «Если все так просто, что же власти так засекретили это дело. что не информируют общественность о ходе следствия?» На это Тибиловец, лукавя и сам себе противореча, сказал, что это может помешать следствию. С чего это помешает, если дело такое простое? В словах Тибиловца виделась явная тень на плетень. Чтобы проверить, насколько там у тибиловцев подготовлены все оборонительные позиции, задаю моему Тибиловцу ключевой вопрос: «Ну хорошо, если никаких других участников этого преступления не было и участвовали только эти двое, А.Агаев и Р.Габараев, то почему в момент захвата их милицией и после, они, охотно признавшись в убийстве человека, не могли объяснить, где находится его труп?»
Здесь складного ответа у Тибиловца нет и он начинает рассусоливать. Он: «Они были в дым пьяные оттого и не помнили». Я: «Если они были такие пьяные, то как они смогли захватить трезвого Читаева возле его дома?» Он: «Когда они его захватывали они еще были относительно трезвые, но потом, убив, он снова взялись за пьянку и, поэтому, когда их под утро 10-го июля отловили они уже полностью потеряли систему координат». Я попытался объяснить Тибиловцу, что это невозможно, потому что схвачены они были не под утро, как он полагает, а гораздо раньше (сейчас у меня есть доказательства подтвержденные средствами технической фиксации, что это произошло в 21 30, через час после того, как в 20 30 они уехали вместе уехали с Читаевым от его дома). Но, несмотря на очевидную нескладность этого своего построения, эту позицию Тибиловец не сдал, понимая, что в этом случае ему нужно будет признать, что на месте преступления был кто-то еще, кто увез труп, не сказав подозреваемым куда, оттого подозреваемые впопыхах возвращаясь и не смогли объяснить, где он находится.
Некоторое время спустя ко мне пришел Лев Габараев, отец одного из подозреваемых, - Руслана Габараева. По вопросам моей работы в сфере защиты представителей малого бизнеса на маршрутном транспорте, я имел с ним последних пять, шесть лет некоторое общение. О нем мне было известно, что будучи цхинвальцем, он был близко знаком и даже приятельствовал в юности, не потеряв с ними связь и в настоящее время, с несколькими людьми из прежних и нынешних властных кругов РЮО.
И вот, что я вынес из разговора с ним. Он действительно в 2009-ом году брал в РЮО кредит в 31,5 миллионов рублей для выполнения каких-то восстановительных работ. Однако, скажем так, никаких свидетельств того, что эти деньги пошли по назначению у него лично сейчас на руках нет. Сын его, Руслан, человек исключительной силы и обладает феноменальной памятью. Последнее время парень нередко бывал в прокуратуре, потому что хотел снова вернуться туда на работу, до этого он работал там до конца февраля сего года, потом был вынужден уйти и вот теперь снова хотел вернуться на эту работу. Во время событий осени 2011-го года Габараев младший, в качестве прокурора по приказу тогдашнего замгенпрокурора Эльдара Кокоева вынужден был арестовать и привезти в прокуратуру автомобиль «Нива», принадлежащий отцу Дзамболата Тедеева. Там она была очень сильно раскулачена. И теперь Читаев требовал от него, чтобы он ее восстановил, - в этом, как будто, случае, он и взял бы его на работу в прокуратуру.
На этой почве у них стали возникать неприязненные отношения. В добавок к этому, рассказывал мне Лева, сын его, выросший во Владикавказе, получил здесь очень хорошее образование и, будучи в силу воспитания ближе к русской среде, чем к югоосетинской, сдружился с некоторыми русскими чинами имевших отношение к находившемуся в РЮО контингенту Российских войск. На этой основе, говорил мне Лев Габараев, Читаев стал вербовать его сына на агентурную работу на службу в интересах грузинского руководства, обещая в случае согласия простить ему и «Ниву», а также без проволочек устроить в прокуратуру. По его Роланда заданию, Руслан, даже ездил несколько раз на некие встречи с какими-то грузинскими агентами, последний раз он ездил на такую встречу в Ленингор в пятницу предшествующую произошедшей в понедельник трагедии. Однако, все эти домогательства Читаева, - его несправедливое и незаконное требование починить чью-то «Ниву», а также его вербовочные мероприятия, сильно раздражали Габараева младшего, так, что он даже сказал отцу как-то, что набьет начальнику следователей прокуратуры РЮО морду.
В тот вечер 9-го июля Р.Габараев и А.Агаев, слегка выпившие возвращались на служебной машине последнего из какой-то посиделовки слегка в подпитии и случайно увидели на улице идущего куда-то Р.Читаева. Пригласили его сесть в машину, чтобы поговорить о возникших между ним и Р.Габараевым проблемах. Сидя на заднем сидении там они поссорились. Руслан борцовским захватом немного придавил Читаева и несколько раз его ударил, отчего тот потерял сознание. Чтобы привести его в чувства, они тут же повезли его на речку и, пока Габараев не надолго куда-то отлучился, Агаев застрелил Читаева по непонятной причине. Как исчез с места расстрела покойник, нашли ведь его явно не на речке и почему обвиняемые ныне в убийстве Р.Габараев и А.Агаев не знали куда он исчез – на это у Льва Габараева ответа мне не было.
Здесь я должен так мягенько заметить, что не всегда Лева бывает предельно искренним. Ну к примеру в разговоре с ним мы коснулись экс генпрокурора Т.Хугаев. Лев выказал убеждение что это предельно ответственный, совестливый, компетентный, принципиальный, человеколюбивый товарищ самоотверженно преданы служению букве и духу закону. У меня же об этом господине сложилось несколько иное мнение. Поэтому и рассказанное им я воспринимаю критически, - опять же мягко говоря, некоторые факты из сказанного им могут не найти своего подтверждения. У меня есть свое более или менее четкое суждение насчет того, как было с теми тремя - Габараевым, Читаевым и Агаевым тем июльским вечером на самом деле. Но так как речь идет о судьбах людей, в том числе и очень маленьких детей, у Р.Габараева одному ребенку меньше 1,5 лет, другому меньше одного месяца, а я в чем-то могу ошибиться, выносить на суд публики я его не буду. Но одно хочу сказать совершенно определенно – ни в коем случае нельзя допустить, чтобы в отношении обвиняемых граждан России, Льва Габараева и Артура Агаева, применялись какие-либо противозаконные формы следствия. А от их родственников и из других источников мне известно, что эти обвиняемые россияне подвергаются жестоким пыткам в югоосетинской тюрьме. Так, вот уже с субботы А.Агаев, без какого-либо на то законного основания, находится в холодном и мокром, выходящем за грань допустимого в любых, даже самых жестоких – пыточных местах заключения, подземном карцере Цхинвальской тюрьмы. И это при том, что вследствие бывших у него когда-то 11-ти ножевых ранений, его здоровье нельзя считать особенно хорошим.
Таким же пыткам нахождения в нечеловеческих условиях мокрого подземного карцера, которым сейчас подвергается А.Агаев, до него в течение без малого месяца противозаконно подвергался Р.Габараев.
Логика такого грубого попрания норм заключения со стороны югоосетинских властей мне тоже известна и связана она с политикой. Касательно этого, вот какими соображениями поделился со мною один человек интересующийся и знающий значительную часть палитры югоосетинских политических мыслей. Вот, что он мне рассказал. В настоящее время в тибиловском окружении плетутся интриги и идут разговоры о том, что Тибилову по состоянию ли здоровья или по какой-либо другой естественной или искусственно организованной причине всего, отведенного ему президентского срока не вытянуть. Это побуждает самые разнообразные соперничающие кланы, претендующие на кресло первого лица югоосетинской политики, постоянно находится в состоянии сильно похожем на предвыборное. Например, под это создается партия и в некоторых СМИ обыгрывается тема, как хорош, насколько лучше Тибилова, был бы президент А.Бибилов. Однако, так или иначе, если, вдруг, выборы нового президента РЮО будут предстоять в каком-либо обозримом будущем, то клан экс президента Кокойты, во многом сохранивший и при Тибилове ключевые позиции, пользующийся поддержкой значительной части чиновничества, имеющий немалые средства, будет иметь очень хорошие шансы на успех своего кандидата. Особенно, если помнить, что в силу поддержки ни на что не годного Тибилова и по другим причинам, значительно поколебались недавно еще мощные позиции таких, к примеру, сил, оказывающих иногда решающее влияние на предыдущих выборах, как клан Д.Тедеева.
Поэтому, чтобы лишить сейчас господина Кокойты этого подспудного доминирования, в среде его соперников из тибиловского окружения, стряпается некая петиция, обосновывающая его причастность ко всем громким убийствам времен его правления, начиная от подозрительной смерти в апреле 2004-го года Министра обороны РЮО Зелима Мулдарова. Однако, для того, чтобы этот мартиролог выглядел убедительно, нужны неотразимые доказательства хотя бы одного случая причастности людей господина Кокойты или его самого к какому-либо громкому убийству. Зверское убийство Р.Читаева подходит к этому как нельзя лучше. Остановка за малым – нужно, чтобы обвиняемые Р.Габараев и А.Агаев дали показания в нужном ракурсе. Вот их и готовят к этому нечеловеческими пытками.
Если все пройдет удачно, для устроителей означенного мероприятия, то указанная петиция, адресованная президенту Путину, будет готова ближе к 26-му августу с.г., к годовщине признания РЮО со стороны России. Организаторы этого действа надеются, что на этот раз президент России прибудет на торжество. Вот тогда они и попытаются свести на нет всякие амбиции клана господина Кокойты. Если с этим господином и его людьми все пройдет удачно, то авторы петиции приступят к решению второй части задачи, - как подвести черту под Тибиловское президентство. А там уже недалеко и решение третьей задачи – внедрение на княжение в РЮО нового лица.
Вот такая информация бытует среди некоторого круга лиц. Однако меня это мало интересует, а больше беспокоит то, что под угрозой находится здоровье Р.Габараева и А Агаева, на такое наказание их никто не имеет право т.к. меру наказания им должен определить только суд. Но более всего меня беспокоит вполне реальная угроза жизням, как обвиняемых, Р.Габараева и А.Агаева так и их отцам Л.Габараеву и Б.Агаеву – уж слишком неожиданными и опасными знаниями, для власть имущих они могут обладать.
Вернуться назад