Uasdan.com > Ответы > Alana: «Чего это Палыч разошелся?»

Alana: «Чего это Палыч разошелся?»


7 июня 2013. Разместил: Руслан Магкаев
Попробую объяснить, Алана. Но в начале маленькая преамбула. С Аланом Чочиевым мы соратники хорошо уже более 20-ти лет. За это время было много чего разного. В некоторых аудиториях он даже рассказывал, что я жизнь ему как-то спас, когда он в июне 1992-го года, шел с каким-то оружием (кажется с ножом) в кабинет к ныне покойному Галазову А.Х., тогдашнему главе Северной Осетии, чтобы либо погибнуть самому, либо заставить его выступить с какими-то мирными инициативами по грузино-осетинскому конфликту. Я остановил тогда его на этом его пути и предложил другую дорогу, - для дестабилизации ситуации в Северной Осетии, имеющей цель заставить Кремль выступить и принудить Грузию к миру, о которой они на Юге тогда так мечтали, - организовать силами, возглавляемой мною тогда СО отделения Российского христианского демократического движения (РХДД СО), блокаду городка Филипп Хольцман. Мое предложение показалось тогда Алану более действенным, чем его намерение с ножом в руке шантажировать Ахсарбека Хаджимурзаевича, ныне покойного, оно и было в итоге реализовано и дало ожидаемый нами результат, - Дагомысский мир.

Не может быть никакого сомнения – у Алана Чочиева в прежние времена были огромные заслуги перед осетинским народом. Не ранжируя, скажу о них так, навскидку. Первое – это пресечение без кровопролития грузинского так называемого «мирного митинга» 23 ноября 1989 года. Второе – подписание декларации независимости Южной Осетии. Третье – организация референдума о независимости РЮО в 1992-ом году. Четвертое – юридическое, соответствующее всем международным нормам, обоснование права народа Южной Осетии на независимость. Пятое и жизненно важное для жителей северной части Осетии, – Алан, в ранге заместителя Председателя Югоосетинского Парламента, своим непосредственным участие на местах боев, принял на себя ответственность осенью 1992-го года, за оборону Северной Осетии отрядами южных осетин от массовой вооруженной атаки на нее сил ингушских террористов. И это тогда, когда никто из чиновников самой Северной Осетии, не осмеливался этого делать, прячась за спинами предоставленных самим себе, обороняющихся граждан. Есть и шестое, и седьмое, и т.д., что можно сказать об Алане в том же положительном ключе.

Есть что позитивного мне сказать и о других людях в разное время входивших или остающихся в близком алановом окружении. Взять, к примеру, Хсара Джигкаева. В начале июня 1992 года сборными группами северных и южных осетин на Товарном дворе города Владикавказа было организовано разоружение охраны (произведено силами северных осетин) и захват двенадцати самоходных артиллерийских установок вместе с машиной технического их обеспечения марки «Урал», для обороны, атакуемой тогда, силами вооруженных грузинских ксенофобов во главе с Шеварднадзе, Южной Осетии. С североосетинской стороны организацией этого дела руководил я, Макаев Р.П., с югоосетинской – О.Д. Тезиев и В.Хубулов. Тогдашний заместитель прокурора Северной Осетии, Валерий Кузьмич Козаев, пытаясь выслужиться перед прогрузински настроенными правителями республики, Галазовым и Дзасоховым, прячась за каким-то евреем-следователем, после успешного завершения указанной операции, слал мне повестки, имея цель завести на меня уголовное дело. А нужно признать, что командование Российской армии, в чьем распоряжении находились указанные установки, сочувствуя атакуемым южным осетинам, отказалось писать заявление о насильственном изъятии у него указанного оружия, сославшись на то, что это, якобы, был обычный металлолом.

И вот перед одной из проходивших в Цхинвале пустопорожних сходок чиновных шишек Северной и Южной Осетии, которые часто тогда устраивались в осетинских столицах, на которой присутствовал означенный В.К.Козаев, я рассказал Хсару, находившемуся в ранге депутата Парламента РЮО, об этих прокурорских домогательствах. Хсар при мне отвел тогда в сторонку означенного прокурора и сказал ему буквально следующее: «Валера, ты что, нюх потерял, что ли? Так мы тебе нос можем отшибить, за ненадобностью его для тебя? Ты что это привязался к Макаеву по поводу наших пушек?» С этой секунды ни прокурор Валера, ни его следователь-еврей, меня никак больше не донимали.

Есть, что хорошее мне сказать и о Диме Медоева, - он тоже когда-то был в ближайшем алановом окружении. Где-то в 1993-ем меня, успешно занимающегося бизнесом, пыталась беспокоить банда наполовину обычных бандитов, на четверть югоосетинских военных, а на четверть ментов во главе с участковым – по имени Спартак. Так после пятнадцатиминутного разговора с Димой, тогда министра индел РЮО, они от меня отвязались, и я, хотя меня никто об этом не просил официально, по собственному хотению стал добровольно направлять деньги, вдвойне против того, что вымогали военномилицейские бандиты, штату сотрудников диминого Мининдела.

А Коста Коштэ, - он ведь тоже одно время не выветривался из аланова дома. Это он прорвал информационную блокаду в 2003-ем году, об организованном мною семидесятиодносуточном непрерывном пикете-митинге ветеранов-силовиков на площади Свободы г. Владикавказа. Он свел меня в начале сентября 2004-го года с журналисткой Яной Амелиной, которая на основе интервью со мною дала материал в Росбалте под названием «В Беслане спецслужбы переиграли Масхадовцев», который, по ее словам имел феноменальный успех и на основе которого многие во властных структурах и вне их подспудно сформировали свое мнение об истинных истоках бесланской детской гекатомбы.

А вот о чем-нибудь общественно полезном сделанном Джабраилом Габачиевом, которого я часто видел в окружении Алана Чочиева, и которого я знаю много раньше всех вышеперечисленных граждан, мне ничего не ведомо. И наоборот, он при мне неоднократно артикулировал свое кредо, говоря: «Я честный человек. Поэтому, никого не обманывая, совершенно искренне сообщаю всем заинтересованным лицам, - платите, и я буду занимать ту политическую позицию и так долго насколько долго она будет оплачена вами.»

Нет ничего позитивного для общества, и в том, что я знаю о Лео Кочиеве, человеке, в последние годы, а не тогда, когда в начале девяностых мы с Аланом Чочиевым рискуя жизнями (после блокады Филипп Хольцмана меня, к примеру, тому есть свидетели, заказала прогрузинская резедентура в Осетии одному, ныне покойному, командиру североосетинского ополчения, я скрывался в домах моих сторонников, где А.Чочиев и посещал меня, а потом в Гагаузии, пока страсти не улеглись), вели борьбу за право осетинского народа на существование. Алан, правда упоминал, Лео принимаем им, потому что он его, Аланов, школьный товарищ, но для меня это ни о чем не говорит. Мой, к примеру, школьный товарищ Юрка Кирилкин, как стал первым помощником президента Галазова, так я начал с ним здороваться один раз через два раза.

Вот Лео был одно время главой миграционной службы господина Кокойты в начальный период его правления. Всем известно, и факты говорят о том, что Кокойты был приведен в президентство с помощью грузинского руководства господина Шеварднадзе и их резидента в Северной Осетии А.С.Дзасохова. С другой стороны служба, возглавляемая тогда Лео, напрямую связана с осетинским беженством, их проблемой, имеющей кумулятивно опасный потенциал для захватнических поползновений грузинских ксенофобов. Нет никакого сомнения, что подобранные в руководство РЮО господином Кокойты люди, особенно на ключевые должности, проходили свое согласование с соответствующими шевардназевскими структурами. Отсюда понятно, почему осетинское беженство, производное от геноцида, осуществленного правящими грузинскими ксенофобами в отношении своих сограждан осетинской национальности, этот взрывной материал совершенно необходимый для создания и укрепления югоосетинской государственности, ее международного признания, никак не был использован для этой цели и пропадал втуне и при министре Лео Кочиеве. Так что Лео, в смысле его полезности в ранге миграционного министра для страдальцев-беженцев и для построения и укрепления югоосетинской государственности был точно такой же мудак и, скорее всего, (здесь фактов у меня нет, но подозрения, - основательные) ворюга, как и все другое осетинское миграционное начальство, возьми ты хоть Северную Осетию, хоть Южную.

А между тем международный опыт активного использования политиками артикуляции по поводу надуманного или действительно имеющего место быть геноцида и связанного с ним беженства, с целью захвата чужих территорий или создания новых государств, широко известен. Широко известен, к примеру, для обоснования захвата у арабов территории и создания там своего еврейского государства, миф о холокосте. Та пусть и огромная в своей трагичности цифра в сто или двести тысяч человек евреев, действительно погибших в годы второй мировой войны, гибель которых сознательно в нарушение Гаагских договоренностей провоцировалась, а чаще впрямую осуществлялась (вспомним, к примеру, уничтожение в последние часы Второй Мировой войны англичанами пассажирского корабля «Кап Аркона», битком набитого тысячами евреев) англосаксами и сионистской верхушкой, с холодной расчетливостью была увеличена в десятки раз, до шести миллионов человек, приписана в качестве вины немцам и предъявлена, для изъятия и оплаты этой «вины» своею территорией, не имеющим никакого к этой грандиозной афере отношения, арабам. На этой отнятой территории теперь стоит ядерная держава – Израиль.

Тоже самое и поляки. Потеряв в войне, по подсчетам независимых наблюдателей от ста до ста двадцати тысяч человек, они цинично растянули цифру своих потерь до шести миллионов и тем обосновали свой захват полутора сотен тысяч километров немецкой территории, изуверство над ее законным хозяином, немецким народом.

Опять же Косово. Цифра убитых там под натовскими бомбами несколько сот и, уж точно - меньше одной тысячи, разнонациональных граждан. Путем статистических фальсификаций Западными экспертами она была доведена до 100 тысяч человек и представлена общественности и международным структурам, как цифра, указывающая на количество косовских албанцев убитых сербами. На этом основании и была создана юридическая база отъема у Сербии ее исконных территорий и создания на них независимой Косовской республики и одной из самых больших в мире американских военных баз.

Все примеры обоснования захвата территорий, на основе статистических махинаций в отношении пострадавших граждан приводить не буду – их слишком много, поэтому это слишком далеко нас уведет, Однако, одно скажу – никого из тех политиков, кто, претендуя на чужие территории, а тем более закрепляя за собой свои исконные, на первый план выпячивает гуманитарную проблему, невеждами назвать нельзя – они знали что делали и их действия давали результаты.

А вот Лео Кочиев, как и другое осетинское миграционное и иное начальство, если когда-нибудь гражданами Осетии им будет предъявлен счет за их правление, только своей ущербной невежественностью могут попытаться как-то оправдать свое, основанное на действии-бездействии, преступление и те тяжелые потери, которые понес осетинский народ после или во время их нахождения во главе миграционной службы, других органов власти. Потери, в том числе, из-за того, что он, Лео, как и вся вкусно евшая и сладко спавшая начальничья братия не предъявили списки и другие соответствующие документы касающиеся той части осетин, которые непосредственно пострадали от геноцида грузинской власти, международной общественности и суду, не предали их печальные истории огласке, сейчас очень трудно восполнимы. А ведь при умелом использовании, все это могло сильно укрепить право государства южных осетин на международное признание, обеспечить международные гарантии его безопасности, предотвратить людские и материальные потери 2008-го года, лишения граждан после этой даты. И вот такой вот, мягко говоря, никчемный экс начальничек, Лео Кочиев, сейчас туз козырный в Алана Чочиева окружении. Я уж обхожу вопрос о его перманентном двуличии – он то лобзает какого-нибудь персонажа, то не видя от него пользы пинает его и наоборот, - пинает а потом лобзает.

После вот этой преамбулы, можно переходить и к разъяснению сути моих с Аланом Чочиевым и теперешним его окружением разногласиям. До 2008-го года никаких таких особых разногласий не было, если, конечно, исключить те моменты, что Алан и его дочь Анна активно поддержали на президентских выборах 2001-го года господина Кокойты. Я же и тогда, и позже стоял на том, что этот парень меньше всего в этой жизни думает о путях существования и развития независимой Южной Осетии, а учитывая то, из какой он среды лезет в президентство, более всего его обуревают мысли о том, где бы что-нибудь урвать для себя лично.

Другим разногласием у меня с Аланом было то, что после его отсидки, по сфальсифицированному грузинским резидентом и одновременно, президентом РСО-А, А.С. Дзасоховым, обвинению, после 2004-го года, ничего действительно действенного ни он, ни присные не делали и как мне представляется не собирались делать для реализации права РЮО на независимое развитие. А я уже говорил выше, что особо действенным, для закрепления за какой-либо нацией какой-либо территории, в частности, закрепления за осетинской нацией территории Южной Осетии и признания за ней права независимого развития на этой территории, общепризнано считается, не будем лукавить, будирование гуманитарных вопросов. Помимо имманентной важности этих вопросов, процесс непрерывной актуализации проблемы геноцида и осетинских беженцев, как нельзя лучше подходит, для каждого начала разговора о праве народа Южной Осетии на независимое от периодически происходящих всплесков, с чрезвычайно трагичными, для осетинского населения последствиями, грузинской ксенофобии. Я постоянно призывал Алана и окружение делать что-либо в этом направлении, сам находил возможности для составления списков и фиксирования трагических историй, подвергшихся погромам по признаку нации лояльных к грузинскому руководству граждан Грузии осетинской национальности. Однако никто из Аланова окружения, тех, кого хлебом не корми, дай только пофарисействовать на какие-либо осетинолюбивые темы, без того, чтобы ему заплатили деньги и пальцем о палец не готов был ударить, чтобы участвовать в сборе материала и обнародовании этой осетинской трагедии. А надо сказать, что деньги для оплаты этого труда бывали у меня не всегда, хотя иногда и бывали.

Исключение составляет сестра Алана Чочиева, Аза Хачирова, она без какого либо вознаграждения потратила многие часы своего времени на приведение собранного мною материала в определенный системный вид. Огромное ей за это спасибо. Также, как и спасибо предпринимателю Руслану Козаеву, брату Светланы Козаевой, который своим непосредственным участием и финансами способствовал сбору тех списков и историй беженцев, которые пока можно считать в значительной своей части утрачены, после попадания в структуру, возглавлял которую Коста Коштэ, а сотрудниками были Анна Чочиева и Мария Плиева. Спасибо также Альберту Джуссоеву, который через меня финансировал и вторую попытку моей работы по сохранению для истории и международных структур осетинской беженской трагедии. Кстати, с сегодняшнего дня, после каждой опубликованной мною на сайте темы, в разделе комментарии, будет висеть одна из беженских историй из многих собранных мною.

Однако, ни то, что Алан Чочиев первоначально, в 2001 году, чуть ли из штанов лез поддерживая Э.Д.Кокойты на президентских выборах, а я был и остаюсь ярым противником этого персонажа, ни то, что, несмотря, на мои увещевания в Алане не замечалось особого желания поработать над столь усиливающей право на независимость Южной Осетии, беженской проблемой, проблемой геноцида осетин в Грузии, никак не влияло на наше давно уже сложившееся единомыслие в политических вопросах.

В первом случае, я считал: ну что же, человек заблуждается, не Леонардо же ведь он Да Винчи, чтобы быть ни в чем не ошибающимся человековедом ученым-энциклопедистом. Во втором же случае он говорил мне, что в свое время, находясь еще в руководстве РЮО, он профинансировал какого-то крупного московского юриста-международника, с тем, чтобы выяснить подходит ли положение, в которое попали осетины бывшей ГССР с приходом Гамсахурдиа под определение – геноцид или нет. И этот юрист дал ему письменное заключение, что нет, а он ему верит. Поэтому он считает этот рычаг воздействия на международное сообщества неэффективным.

А я, в свою очередь, поэтому же во втором случае считал: ну что же, человек заблуждается, не Федор же ведь он Никифорович Плевако, великий русский юрист, чтобы быть ни в чем не ошибающимся экспертом в правовых вопросах и не верить всяким прохиндеям.

Маленькая трещина между мною и Аланом Чочиевым с его Ко образовалась, я уже неоднократно заявлял об этом, когда незадолго до войны 080808, как-то очень кручено объясняя, Алан сказал, что дает Габачиеву, направляемому какими-то мамсуровцами в Грузию, для обстряпывания каких-то мутных делишек, поручение встретиться с главой осетинских ренегатов Дмитрием Санакоевым и о чем-то там c ним таком, что было выше моего понимания, договориться. Я пытался объяснить ему тогда, что это не преступление, это хуже – ошибка. Но тщетно.

Для прояснения ситуации, я тут же обратился к работающему у нас в организации эксперту по финансовому анализу и психосоциальным мотивациям, Казбеку Тотиеву. Человек из народа, он хоть и изъясняется вульгаризмами, но оценки его, как я неоднократно убеждался, аж перекручивают всяких махинаторов и прохиндеев, своей убийственной точностью. Заключение его было безапелляционно: «За деньгами к Санакоеву они, падлы, мылятся, одной попой ( вообще-то он сказал – «жопой», но я, как человек воспитанный на Брете Гарде, Блоке и Есенине, для окультуривания повествования, считаю более приемлемым применить обозначение – «попа») на всех базарах хотят торговать.»

Принять я это, конечно же, не мог, поэтому по приезде и сделал известное заявление Яне Амелиной корреспонденту Росбалта, обнародованное в материале под названием «Единая Осетия, кто против». Какие беседы тогда вела Амелина с А.Чочиевым и Дж.Габачиевым, я не знал, хотя знал, что их оценки тоже будут представлены в ее предстоящем к публикации материале. А надо заметить, что со дня приезда Габачиева и до появления Амелиной, я несколько раз бывал а доме Чочиевых. И каждый раз заставал там Габачиева. Они хоть и старались не особо посвящать меня в свои комбинации, но конспирологи они были некудышние. Из отрывков их разговоров я понял, что мой эксперт Тотиев был прав, - деньги от грузин Габачиев привез. На эти деньги, в частности, они собирались издавать газеты, лейтмотивом материалов в которых, как это я сейчас понимаю, должна быть демонстрация согласия осетинского общественного мнения, в лице А.Чочиева и Ко, в том числе и меня, с грузинским руководством, в мирных устремлениях последнего – оно ведь финансировало печатаемые там призывы Алана к вселенской любви и миру в пику российских военных приготовлений.

Однако в интервью Амелиной они, Габачиев и Чочиев, соврали, что не получают какое-либо финансирование из Грузии, что легко видно из напечатанного ею материала. Позднее, когда я подпалил хвост через наш сайт всей этой шобле в материале «Чего сказал и что недоговорил……» от 24 января 2011 года и комментариях к нему, Габачиев было выскочил на сайте с заявлением, что из той поездки он привез деньги и мне. Но тут же убрал этот пост, как я полагаю, по настоянию грузинских начальников. Так как такие заявления разоблачаю их декларации о том, что те осетины, которые изъявляют любовь к грузинскому ксенофобствующему начальству, делают это бескорыстно. Но это габачиевское заявление дало мне основание считать, что он привез деньги и для подкупа самого Чочиева и некоторых других членов его окружения. А то, что они это отрицают не должно никого успокаивать, это они лгут, ведь они первоначально отрицали и финансирование грузинами издаваемых ими в СМИ материалов, а потом отошли от этого.

Из того амелинского интервью совершенно четко видно, что все Алана и некоторой части его Ко разглагольствования на тему их приверженности независимости Южной Очсетии ничего не стоят, что это была обычная болтовня конченных лицемеров.

Рассмотри это поближе. Так, Амелина называет Габачиева «соратником Чочиева» и демонстрирует словами Габачиева их с Аланом, который никогда не дезавуировал его высказывания, одинаковое понимание решение грузино-осетинского вопроса. Так Габачиев говорит Амелиной: «"Это сказки (о независимости Южной Осетии и объединении Осетии)…… О какой государственности РЮО можно говорить, когда там проживает 30 тысяч населения? Это….. несостоявшаяся республика".

«Она (Южная Осетия) никуда (из Грузии) и не уходила. Никому ничего отдавать не надо — неприкосновенность границ и так всеми признана". (А…безупречные правовые аргументы Алана Чочиева?) «Да, в период неразберихи после распада СССР у РЮО действительно были основания говорить о независимости, однако теперь, считает адвокат (Габачиев), все это, грубо говоря, проехали.»

Понятно, что все это чисто гамсахурдиевская идеология человеконенавистничества

Слова Чочиева в том интервью, на первый взгляд кажутся в чем то не совпадающими с этим габачиевским кредо, но это не так, никаких смысловых различий в словах этих двух деятелей нет.

Так Чочиев говорит: «Если стороны проявят максимум интереса, то весь срок строительства общего государства южных осетин и грузин займет порядка 10-15 лет и завершится в 2020-х годах.»

То есть он предлагает пустить побоку референдум 1992 года, основе югоосетинской независимости и в котором ни слова не говорилось о каком-либо «общем государстве южных осетин и грузин».

Также, как и Габачиев, А. Чочиев отвергает метод давление на грузин через гуманитарную проблему, этот сильнейший инструмент, для достижение признания РЮО. Амелина пишет: «По его (Габачиева) мнению, следует "прекращать политику беженства"» Там же Чочиева вторит ему: «……еще достаточно давно международные эксперты говорили нам, что на геноцид это не тянет (во время конфликта погибло около тысячи осетин). Так что этот аргумент также не работает.»

Получается, что изгнание, грабеж и насилие ста тысяч осетин – это не работающий аргумент. И грузинские правители, окончившие Оксфорды с Гарвардами, окруженные сотнями западных советников, глупее Габачиева с Чочиевым, требуя от них не будировать осетинскую гуманитарную проблему беженства и геноцида, а выставлять напоказ, через ренегата В.Санакоева – Деда, приятеля еще одного чечиевско-габачиевского единомышленника, Лео Кочиева, как наиважнейшую, гуманитарную проблему возвращение в анклавные села грузинских громил и террористов.

Тогда в 2008-ом моя реакция на вышеуказанную аферу тоже четко показана Амелиной. Она говорит: «К соратникам Чочиева и Габачиева нередко причисляют и главу правозащитной организации "Закон выше власти" Руслана Макаева, но в действительности он дистанцируется от контакта с Тбилиси. "Моя позиция — все разговоры с грузинами должны начинаться с одного: покайтесь!", — пояснил он "Росбалту".

Это я сказал совершенно четко и публично и потом много раз повторял это же самое в разных вариантах и перед разными аудиториями в том числе и на нашем сайте. Могу показать где, любому желающему. Однако Алан, желая испачкать и меня о их с Габачиевым грязную аферу, а может быть и для того, чтобы отчитаться перед грузинскими спецслужбами за деньги, которые Габачиев взял у них, якобы, для моего подкупа, неоднократно заявлял о моем с ними единомыслии. Вот, к примеру, его тема от 17.02.2009 под названием «Вы хотели дискуссии….», в посте за 05.03.09 он пишет «Лично и для меня оба – и Магкаев, и Габачиев – состоят в разных «видах оружия» одной и той же борьбы.», как видим это совершенно бессовестное передергивание фактов, после габачиевского вояжа в Тбилиси в 2008-ом, я обхожу даже те улицы, где его могу встретить.

Но пришло время еще раз поговорить об одном занимательном персонаже. Что такое Лео Кочиев, человек из ближайшего теперешнего окружения Алана Чочиева я уже говорил в своем посте от 30-го мая с.г.. Здесь и сейчас я только повторю этот пост. В материале на нашем сайте под заголовком «Что сказал и что недоговорил….» от 24.01.2011 года можно прочесть или послушать в диктофонной записи, что говорит Лео Кочиев 24 января 2011 года: «Лео Кочиев заявил, что Владимир Санакоев (Дед) друг его детства был, есть и остается его другом. Просил собравшихся не употреблять больше, характеризуя кого бы то ни было, слово предатель». (Здесь Лео протестовал против применения этого слова конкретно в отношении этого его друга, В.Санакоева – Деда, тем самым он, заявил, что полностью солидарен со всеми словами и действиями этого «непредателя» ).

А вот, что говорит непредатель и друг, не разлей вода, господина Л. Кочиева этот самый В.Санакоев – Дед, в интервью, данном им Фридону Дочия и вывешенном на сайте «Кавказская политика» 28.05.13 г.:

Владимир Санакоев: «Как могут здравомыслящие правители цивилизованных стран признать независимость Абхазии и Южной Осетии при том, что там фактически произошли этнические чистки по национальному признаку, разграбление имущества, разрушения жилищ и массовое нарушение прав и свобод человека и гражданина. Такое признание равносильно признанию независимости сомалийских пиратов.»

Фридон Дочия: «Болея за благополучие Вашего родного края, за Южную Осетию, что бы Вы считали первостепенным, что необходимо срочно предпринять?»

Владимир Санакоев: «Незамедлительно, срочно надо начать обсуждение вопроса о возвращении всех беженцев, имею в виду жителей так называемых грузинских сёл. Это вопрос номер один!»

Этот сердобольный человек, вроде бы осетин по национальности, беспокоится о эвакуированных грузинским правительством 10-ти тысячах грузин. Но совершенно не беспокоится о 120 тысячах изгнанных и ограбленных, подвергавшихся насилию и издевательствам со стороны грузинского руководства по национальному признаку, осетин.

Так вот, если Лео Кочиев, публично назвавшийся другом на вечные времена и канонизировавший, как непредателя В.Санакоева, немедленно не отмежуется от этого В.Санакоева и его действий и высказываний, то совершенно справедливо и логично можно считать, что он тоже такого же как и означенный Санокоев мнения, что осетины не более чем тягловый скот, чьи страдания, хоть их и несоизмеримо больше, несоизмеримо ниже и не могут никак приравниваться к неприятностям организованным грузинским руководством в отношении своего анклавного населения в период и во время подготовки им агрессии против РЮО в войне 080808, что главная гуманитарная проблема Закавказья – это вернуть в анклавные села РЮО грузинских погромщиков и террористов. Если же и Алан со своим окружением не отмежуется от Лео Кочиева, не отмежевавшегося от В.Санакоева, то совершенно справедливо и логично следует считать, что и они, несмотря на все их псевдопатриотические разглагольствования, подспудно стоят на тех же осетинофобских ренегатских позициях, что и В.Санакоев, и Л.Кочиев.

Вот Алана реферат-суть моих разногласий с А.Чочиевым и присными. Что касается спецслужб, в принадлежности к которым он, дурача общественность, посыпая махоркой следы своих с Габачиевым и Лео Кочиевым афер, где их партнерами являются правящие грузинские ксенофобы, меня приписывает, то я не только никогда в них не состоял, но и по состоянию зрения, вообще никогда не носил униформу. Если исключить, конечно, один год моей работы в Ленинградской военизированной пожарной части №70. что была на заводе «Красный треугольник» в 1969-году.

Более того, о моих отношениях, к примеру, с ФСБ, говорит тот факт, что Яцков, глава североосетинского отделения этой службы, ни с того ни с сего на ровном месте, посреди ночи послав ко мне в дом своих бандюганов=эфэсбэшников, ограбил меня года полтора назад на один ноутбук, один компьютер, один мобильный телефон и на кое какое другое добро. В общем на сумму равную, может быть 50-ти, а может 100-а тысячам рублей. И, несмотря на все мои усилия я до сих пор никак не могу вернуть то, что он у меня столь нагло и бессовестно отобрал.


П.С. И еще, все негативно сказанное об Алане и его теперешнем окружении никак не относится к Руслану Бестаеву – он предупреждал Алана о дурном запахе идущем от его с Габачиевым афер. Тому есть следы на нашем сайте еще аж в 2009-ом году.

С совершеннейшим, Алана, к тебе почтением.

Р.П.Макаев

Вернуться назад