Uasdan.com > Пустоватые щи и мелковатые бриллианты > ВРЕМЯ ДУМАТЬ – ИЛИ НЕ ВРЕМЯ НЕ ДУМАТЬ…

ВРЕМЯ ДУМАТЬ – ИЛИ НЕ ВРЕМЯ НЕ ДУМАТЬ…


7 июня 2008. Разместил: Руслан Магкаев
Правда, и это тоже надо отметить, существовало и другое мнение. Носителем его был Казбек Тотиев, десятки лет проработавший во всех сферах деятельности, где востребованы были его шоферские знания и опыт. Свое мировоззрение Казбек окончательно сформировал, подведя теоретические обоснования под свои практические знания, чтением на автостоянках и в теплых ватерклозетах газеты «Совершенно секретно» и другой подобного рода литературы. Хотя Казбек и не имел никакого отношения ни к сотрудникам МВД, ни к компенсационным выплатам, но он с самого начала во всем содействовал организации «Закон выше власти», стоявшей на защите прав этой категории граждан. Общение и помощь борющимся за свои права сотрудникам и ветеранам МВД он оказывал и задолго до проведения ими пикета-митинга, и продолжал оказывать долгое время после окончания этой акции. Манеру разговора его никто бы не назвал цирлих-манирлих, но лишенцы-силовики, из-за его общего к ним дружелюбного отношения, и высокого содержания, хотя и несколько неудобоваримо подаваемой, житейской правды в его речах, не придавали значение его словесной бесцеремонности.

«Я осетин, - говорил Казбек обращаясь к сотрудникам силовых структур, собравшимся на пикет-митинг – и люблю, хотя и не уважаю свой народ. Мне интересен каждый человек из его среды - будь он работяга, который крутит винты, лежа под грузовой автомашиной на холодной земле, тем самым, зарабатывая себе и своей семье кусок черного хлеба. Интересен и бандит, который крутит руки этому работяге в неосвещаемом подъезде, тем самым, зарабатывая себе и своей банде кусок белого хлеба с мазком черной икры и дозу-другую героина. И сотрудник милиции, который крутит руки бандиту в комфортных условиях КПЗ МВД РСО-А, вдохновляемый мечтой поиметь и кусок хлеба, и икру, и баллон араки с куском вареной говядины, и ту же дозу–другую героина, и подержанный «Мерседес». И республиканский руководитель, который интеллигентно держит в невидимых бюрократических путах и этого работягу, и этого бандита, и этого милиционера, выдавливая из них монету и на хлеб с икрой, и на дорогую проститутку под французский коньяк, и на новенький «Бентли» для себя, и на хорошего качества афганский героин для своих детей или внуков.

К другим нациям я отношусь в зависимости от того, как относятся они к моему народу и каков человек, с которым мне приходится иметь дело: если человек хороший, и мое отношение к нему хорошее, если человек плох и мое отношение к нему соответственное. Народ я свой, моих любимых осетин, не уважаю, потому что он позволяет начальникам держать себя в черном теле: грабить себя, ездить на себе верхом, издеваться над собой и продавать себя на каждом повороте кому угодно, кто готов наполнять мошну наших руководителей златом или оказывать им какие-нибудь другие преференции».

«Вы витаете в облаках, - говорил еще Казбек, обращаясь к пикетчикам, - когда строите себе какие-то совершенно неправдоподобные иллюзии о том, что руководство республики покалечило Макаева из-за того, что он обнародовал секрет полишинеля об его, начальства, запое.

Убедиться, что это не так, легко, читая классиков современной осетинской литературы и изыскивая у них сравнительные стереотипы постпохмельного поведения республиканского руководства. Возьмем, к примеру, мою настольную книгу за авторством видного общественного деятеля Осетии, профессора Северо-Кавказского института ВВ МВД РФ, заслуженного юриста страны Мурадина Хасимовича Кебекова, названную им «Юрист. Ученый. Человек». Чтобы осознать всю эпическую значимость этого труда, нужно знать, что, как указывает Б.Р.Хозиев, «составитель, автор предисловия и ответственный редактор (этого труда) следует традиции, начало которой положили документально-биографические работы о жизни и деятельности П.Р.Тедеева («Человек-легенда»), М.И.Гиоева («Общественно-политический деятель»), А.С.Дзасохова («Политика. Экономика.Человек»), Л.А.Чибирова («О времени, о людях, о себе»)».

На этом свете классика от не классика отличает только одно – классики учат людей жить, как через свои произведения, так и примерами своих биографий. С этой точки зрения, чью, спрашивается, традицию должны продолжать, одаренные недюжинным литературным чутьем и жизненным опытом, Кебеков с Хозиевым? Не Пушкина ведь с Байроном и Солженицыным, которые, вкривь и вкось устроив свое земное существование, мало что кому бы то ни было могут посоветовать. Которых рядом с нашими горными орлами, я бы даже сказал тигровыми акулами, нашими шустриками, профессором Гиоевым, доктором наук Дзасоховым и профессором Чибировым, мамонтами мысли, способными на лету обрюхатить ворону, ничего не стоят.

Сравним, к примеру, Пушкина и Гиоева. И первый и второй в молодости активно использовали женский пол для удовлетворения своих физиологических нужд. Этот растяпа Александр Сергеевич (речь не об Александре Сергеевиче Дзасохове, под пытками я не скажу такое об отце родном мировой дипломатии, а о А.С.Пушкине) начинал издалека. Его фирменным стилем было рассусоливать там всякие, типа того: «Я помню чудное мгновение……», и т.д. и т.п. Таким вот манером месяцами безрезультатно мог он вести осаду приглянувшейся ему красавицы. И, в конце концов, получив от ворот поворот, что нередко с ним бывало, исторгать из себя тоску стихами такого рода: «Когда легковерен и молод я был, младую гречанку я страстно любил……..» и в итоге удовольствоваться, как побитая, в сравнении с горным орлом М.И.Гиоевым, собака, опостылевшими прелестями своей жены.

Не таков наш саблезубый тигр Михаил Ильич. Тот в молодости (Джабраил Габачиев свидетельствует об этом в газете Социал-Демократ Алании №58), имел в этом деле к ингушкам, осетинкам, армянкам, грузинкам, да и хоть к тем же самым гречанкам, победоносный, лапидарный и предельно конкретный подход. В вербальном своем проявлении звучал он так: «Зачет по марксизму-ленинизму хочешь? Прошу-с после занятий в мой кабинет». Отказчицы в анналы истории занесены не были. В кабинете, без лишних слов, всяких там «чудное мгновение…..» и т.д., молча, по петушиному, за загривок – и на тебе: эта поза называется марксизм, а эта – ленинизм. А больше нет ничего, никаких дополнительных изысков и вычуров. Михаил Ильич ведь, ни дон Педро какой-нибудь. В итоге – зачет по научному коммунизму. И так до следующего раза. Ну и о ком теперь можно сказать, что он больше классик, что он больше достоин, учить осетин через «Стыр нэхас» современной нравственности, не без учета великого и древнего учения «Камасутра», Пушкин или профессор М.И.Гиоев? Вопрос излишен. Сама жизнь дала правильный ответ.

Сравним теперь этого никчемного Байрона и льва рыкающего доктора наук А.С.Дзасохова. Англичанин поехал с туром в Грецию, так его там ни за что, ни про что и укокошили. Александр же наш Сергеевич и в Камбоджу, и в Анголу, и в Эфиопию, куда только, вплоть до Южной Осетии, ни ездил. И, не то, чтобы там ему кто-нибудь чем-нибудь повредил, он сам организовывал сафари на туземцев и массами, через специально отобранных им людей, называемых им партизанскими командирами, истреблял этих камбоджийцев, ангольцев и эфиопов, да и тех же самых южных осетин, да и не только южных, но и просто осетин на всех их исторических родинах. И что, президентствовал, деньгу зашибал, никто из руководителей ему ни слова, ни полслова упрека в чем-либо. Сейчас вот в холе и неге в Совете Федерации сидит и решает насущнейшие для РСО-А проблемы Черного моря и всех скопом стран по его берегам, определяет будущее российской культуры. После таких вот перипетий судьбы, Выдающийся Интеллектуал Мира №49 жив, здоров и при должности. Так кто более способен научить живучести и приспособляемости на этом свете А.С.Дзасохов или Байрон? И здесь ответ очевиден.

А.И.Солженицын также не выдерживает никакого сравнения с нашим ухарем профессором Л.А.Чибировым. Александра Исаевича, то кулачили, то на войну гнали, то в тюрьме держали, то в ссылку ссылали. А Людвиг Алексеевич никаких таких глупостей с собой делать никому не позволял. По широко распространенным в Южной Осетии слухам, в возрасте пока Солженицын всеми этими непотребностями занимался, профессор Чибиров тренировал себя в скоростном выхватывании пятирублевок из студенческих зачеток. И был, говорят, на юге чемпионом, пока его способности ни заметили правящие грузинские ксенофобы и их осетинская резидентура и не дали таланту дорогу пошире, назначив его Президентом РЮО. Здесь он и раскрылся во всем блеске своего дарования – реки спирта и бензина, вся грузинская и львиная часть российской контрабанды, шли под его неусыпным контролем. Правда, и это нелишне сказать, сильно способствовали ему в этих его начинаниях, необъяснимые для стороннего наблюдателя, насильственные смерти молодых его критиканов.
Вернуться назад