Uasdan.com > Пустоватые щи и мелковатые бриллианты > РАСПАД СССР - НАИВЫСШЕЕ ТОРЖЕСТВО ХАМА В ОСЕТИИ

РАСПАД СССР - НАИВЫСШЕЕ ТОРЖЕСТВО ХАМА В ОСЕТИИ


7 июня 2008. Разместил: Руслан Магкаев
Все вышесказанное конкретное подтверждение того, что Торжествующий Хам, воцарившийся на огромных просторах бывшей Российской Империи после 1917 года и сильно утративший свои позиции на многих ее территориях после 1991 года, в Осетии и по нынешнее время, стоит незыблемо в лице вчерашней коммунистической и комсомольской номенклатуры Юга и Севера. С 1988 года, когда Хам в Кремле уже начал чахнуть и слабеть, в противоположность ему эпоха торжества Осетинского Хама продолжалась. Из всего этого периода времени господства Торжествующего Хама в Осетии, однако, необходимо исключить небольшой отрезок времени на Юге, начиная с конца 1989 года, когда глубоко аморальные коммунистические секретари в лице последнего из них А.Г.Чехоева под натиском граждан почти полностью потеряли свою власть.

Направленный в Цхинвал из Тбилиси последний секретарь обкома, Валнин Цховребошвили не в счет – он не оказывал уже никакого влияния на внутреннюю и внешнюю жизнь Южной Осетии. Закончился этот период в конце 1992 года, когда после разгрома южноосетинским экспедиционным отрядом ингушских экстремистов, ставленник А.С.Дзасохова, премьер–министр С.В.Хетагуров, переманил на сторону компартноменклатуры юго-осетинских командиров, которые в итоге ею же, номенклатурой, и были погублены. Никто не будет отрицать, что эти парни, ставшие тогда рядом с известным коррупционером и аферистом Сергеем Валентиновичем, близость с которым и ему подобными чиновными хапугами и мироедами, их в итоге сгубила, имели сердца львов, но и это тоже нужно признать - при бараньих головах.

В этот небольшой период между 1989 и 1992 годами, в образовавшемся на Юге вакууме власти, значительную роль стали играть осетинские демократы из «Адамон Нэхас» и их лидер Алан Чочиев. Этой роли и этого небольшого периода хватило людям из этой организации на то, чтобы полностью переиграть в правовом отношении правящих грузинских ксенофобов и их пятую колону на Севере и на Юге Осетии. А после того, как Дзасохова поперли с работы в Кремле, где он, курируя средства массовой информации СССР и угождая грузинским ксенофобам поощрял медийное оплевывание осетинского народа, «Адамон Нэхас» выиграл и информационную войну у правящих человеконенавистников Грузии. Алан Чочиев сыграл свою позитивную роль и во время нападения ингушских экстремистов на Северную Осетию в конце 1992 года, когда в ранге заместителя спикера парламента РЮО находился непосредственно на боевых позициях южноосетинского экспедиционного отряда, отражавшего вооруженное нападение агрессоров.

Усилиями Шеварднадзе и его людей в руководстве Северной Осетии к 1993 году Алан Чочиев окончательно был выдавлен из системы власти и политики Южной Осетии и на вершину ее был вознесен – Л.А.Чибиров. С тех пор Торжествующий Хам снова стал хозяином всей без исключения территории Осетии и выставил на торги ее интересы и права, завоеванные на Юге под влиянием тамошних демократов, а на Севере дарованные благодушием демократов Москвы. Поспособствовав убийству многих деятелей осетинского сопротивления, например, министра коммунального хозяйства РЮО Вадима Тадтаева и заместителя спикера Парламента РЮО Ацамаза Кабисова, Людвиг Алексеевич, при содействии своего приспешника, прокурора-наемника Валерия Борисович Джиоева - командированного для этой задачи Торжествующего Хама из Северной Осетии, противозаконно, под надуманным предлогом, а на самом деле по приказу Галазова и Дзасохова, руководителей североосетинской резидентуры Э.А.Шеварднадзе, в 1995 году бросил Алана Чочиева за решетку. Антиосетинское человеконенавистничество Л.А.Чибирова особо и не скрывалось его хозяевами.

Так в интервью, данному грузинскому журналисту Ревазу Шатикашвили, и напечатанному в газете "Социал-Демократ Алании" №2 в марте 2005 года, Эдуард Амвросиевич сказал, что после встречи в Боржоми с Людвигом Чибировым, "у меня (Шеварднадзе) было такое чувство", что в случае победы Чибирова на вторых президентских выборах, "можно будет подумать об окончательном урегулировании (грузино-осетинского) конфликта. Под этим подразумевалось восстановление территориальной целостности Грузии". То есть из сказанного Эдуардом Амвросиевичем выходит, что ему было обещано содействие Чибирова в оккупации Грузией территории Южной Осетии.

Однако осуществить на практике продажу осетинских позиций в правовом отношении было делом чрезвычайно сложным и вот по каким обстоятельствам. Дело в том, что правящие тбилисские ксенофобы, к 26 мая 1991 года, громогласно продекларировали свое абсолютно противозаконное, сепаратистское отделение от общепризнанного в мире государства – СССР. Почти год, до конца апреля 1992 года ни одна страна мира не признавала Грузию. Прояви Москва волю и желание сохранить Советский Союз, она до начала ГКЧП, 19 августа 1991 года, имела полное право с чистой совестью пересажать и перестрелять с конфискацией имущества согласно 64 статьи УК СССР "Измена Родине" всех грузинских деятелей, которые приняли участие в отторжении Грузии от Советского Союза. И ни одна паскуда, ни в Союзе, ни за ее рубежами, не имела бы никакой правовой возможности что-нибудь вякать на эту тему. Потому что право Кремля осуществлять отправление своих законов на всей территории своей страны, в том числе и статьи 64 УК СССР, в тот период было обосновано международным правом. А Грузия была общепризнанной в мире частью территории СССР и этот факт, если исключить десяток, другой правящих преступных параноиков в Тбилиси, никем не оспаривался. Следовательно, южные осетины, даже если бы хотели, а они не хотели, согласно международным законам, после 26 мая 1991 года не имели права в чем-либо подчинятся сепаратистскому грузинскому государственному образованию. То есть само международное законодательство побуждало южных осетин отделиться от Грузии, что и было законно реализовано Аланом Чочиевым и его единомышленниками.

Все его действия по отмежеванию от непризнанного сепаратистского государства - Грузии, как председателя «Адамон Нэхас», а затем и как 1-го зампреда ВС РЮО, решали одну и главную задачу – до признания Грузии Западом успеть провести все необходимые правовые процедуры, которые своей внутренней логикой юридически неудержимо вели к признанию независимости РЮО во всем мире! Юридически безупречным является заявление Парламента РЮО от 10 мая 1992 года, о том, что в случае с Южной Осетией нет противоречия между правом народов на самоопределение и принципом территориальной целостности государств. Однако, при всем сожалении необходимо ответить, что уже пятнадцать лет, как Торжествующий в Осетии Хам шаг за шагом сдает эту позицию.

Сразу после международного признания Грузии, в середине 1992 года, ее людской потенциал составлял около 5 000 000 человек. Потенциал подвергаемых ею геноциду осетин Южной Осетии, в это же время, составлял 70 000. Сегодня в Грузии в результате многолетнего существования фашистского режима, череды агрессивных войн против нацменьшинств и одной гражданской войны проживает 4 500 000 человек, а в Южной Осетии после правления Чибирова и Кокойты осталось всего лишь что-то около 30 000 человек. То есть, соотношение лояльного к правящим грузинским ксенофобам населения Грузии к истребляемому и изгоняемому ими осетинскому населению Южной Осетии в 1992 году было 70 к 1, сегодня оно изменилось в пользу правящих в Грузии ксенофобов и стало 150 к 1-му. Соответственно этому, все эти годы менялись пропорции соотношения возможностей грузинских вооруженных сил и сил обороны осетинского населения Юга. Динамика очень трагична для будущего осетинского народа на исторических землях своего расселения за Кавказским хребтом.

Однако, правовые акты, принятые Аланом Чочиевым и его единомышленниками к середине 1992-го года - до времени начала активных репрессий против них силами резидентуры правящих грузинских ксенофобов в руководстве Осетии, не давали возможности для Тбилиси реализовать на практике свое многократное численное и техническое военное превосходство над Южной Осетией.

Вследствие преступности грузинского ксенофобского режима и юридической силы международно-правовых позиций РЮО, установленных на гранитном фундаменте законодательных актов, инициированных "Адамон Нэхас", в 1991-1992 годах, тбилисские правители не смогли купить территорию РЮО у Чибирова до 2001 года, во времена его княжения там. Не могут они и сейчас ни купить ее у Э.Д.Кокойты с Б.Чочиевым, ни захватить ее вооруженной силой. Для того, чтобы купить или захватить РЮО, правящим грузинским ксенофобам необходимо было аннулировать правовую силу всех актов, принятых под влиянием А.Чочиева.

К президентским выборам в Южной Осетии 2001-го года, у власти в Кремле уже находился Президент Путин. А это означало, что Россия начала укреплять свои запущенные при ельцинском президентстве позиции на Кавказе. Ей совсем ни к чему был высший руководитель РЮО, охотно, без команды из Москвы, ложащийся под Шеварднадзе.

Поэтому в кремлевских кругах, решено было заменить в руководстве РЮО Чибирова на нового, более приемлемого человека. Человека, способного, если Запад предложит хорошую цену какому-либо из нескольких правящих в Москве кланов в российско-американском политическом торге вокруг проблем Грузии, по команде из Кремля уничтожить наследие "Адамон Нэхас" и сдать территорию Южной Осетии Тбилиси. В результате межклановой борьбы, власть в Цхинвале, при фактической поддержке руководства России, нейтрализовавшего в период президентских выборов 2001 года возможности прозападной резидентуры Дзасохова – Шеварднадзе в поддержке коррупционной корпорации, сформировавшейся вокруг Чибирова, власть перехватила полукриминальная группировка Ибрагима Тедеева в лице его ставленника - Э.Д.Кокойты.

По словам Алана Чочиева, неоднократно беседовавшего с И.Тедеевым, в начале 2001 года Ибрагим еще точно не знал тогда, кого из двух своих подручных – Дмитрия Санакоева или Эдуарда Кокойты - внедрить в качестве президента в Южную Осетию. В конце концов выбор тогда пал на очередного Торжествующего Хама, экс-комсомольского номенклатурщика - Э.Д.Кокойты.

Об Эдуарде Джабеевиче известно, что в конце 1990-го он был избран депутатом Верховного Совета Южной Осетии, но не был ни на одной его сессии все годы своего депутатства. В начале 1991 года он сформировал отряд студентов, приданный затем ОМОНу. Но с конца года, когда СССР распался и климат в Южной Осетии резко испортился из-за рассекающих воздух то там, то тут кусков свинца и стали, а непыльная должность наставника и вожака юных строителей коммунизма, которую он тогда замещал, перестала давать прежние прибыля, Кокойты направил свои стопы в Москву. На ловлю денег и чинов. Тимур Цховребов свидетельствует, что уже летом того года, застал Эдуарда Джабеевича на еще менее пыльной чем прежняя, но гораздо более денежной должности главаря одной из банд рэкетиров столицы СССР. Тимуру даже пришлось обращаться к нему с челобитной для того, чтобы Эдуард Джабеевич исключил из списка коммерсантов, подлежащих вымогательству, одного московского бизнесмена, осетинского парня, его, Тимура, родственника.

Известно, что рэкетир, в силу своего рода деятельности, всегда замазан толстым слоем компромата уголовного характера, и поэтому является фигурой легко поддающейся внешнему управлению, как со стороны коррупционного чиновничества, так и со стороны криминальных авторитетов. А если такой рэкетир происходит из вчерашних комсомольцев-говорунов, то он становится просто бесценным даром для закулисных манипуляторов.

Комсомольское и одновременно рэкетирское прошлое Э.Д.Кокойты способствовало тому, что при поддержке Ибрагима Тедеева он сделал совершенно блестящую, для рэкетира его ранга, карьеру. Посланник РЮО в ранге министра от кабинета министров Дмитрия Санакоева в Российской Федерации. Затем - президент РЮО, профессор двух осетинских университетов – все это вехи этого пути на сегодняшний день.

К слову сказать, иначе и не могло быть – уж больно наставники у профессора Кокойты были хорошие. Например, президент Чибиров с его премьер-министром Димой Санакоевым. Под руководством своего начальника, премьер-министра РЮО Д. Санакоева, «откровенно маргинального субъекта, уголовного элемента, который представляет лишь немногочисленную преступную группировку», как пишет о нем газета «Южная Осетия» №54 от 2007-го, года, Эдуард Джабеевич в 2001-ом году набирался ума-разума, совмещая нелегкий хлеб бандита с большой дороги со службой посланника.

Способный ученик, профессор Кокойты, теперь на равных ведет соревнование со своим недавним шефом и учителем Димой по количеству и экипировке охраны, ее раболепию, массивности ее морд и, конечно же, габаритов персональных джипов. А кое в чем Эдуард Джабеевич даже и превзошел своего вчерашнего патрона Д.Санакоева. Если Дима, для того, чтобы иметь деньги, ежечасно открыто сторговывает Саакашвили и другим приближенным к нему грузинам-ксенофобам свою задницу, то Кокойты имеет не меньше, делая то же самое, но только втайне, на публике горланя ура-патриотические песни и дурача лохов-осетин по-цыгански примитивными трюками. То он им рассказывает басни о том, что Госдума РФ по его обращению вот-вот возьмет Южную Осетию в состав России. То травит анекдоты на тему о том, что то же самое произойдет, но теперь уже через Конституционный Суд РФ. То поет частушки, выводя фальцетом, что как его цхинвальский режим будет признан всеми государствами мира, шесть стран уже стоят в очереди, дайте только ему посидеть еще в президентском кресле РЮО. Сейчас он призывает южноосетинскую публику ждать, когда Косово будет признано независимым, а Грузия войдет в НАТО – сразу после этого, лжет он, будет признана и независимость РЮО.

Дурачья в Осетии много, поэтому весь этот разговорно-песенный жанр изобильно кормит, одевает и дает профессору Кокойты шикарный кров и обслугу, как ни одному другому вчерашнему авторитету рэкетиров в мире. О деятелях подобного рода хорошо сказал француз Пьер Буаст: "Шарлатан, будучи искуснее вора, достигает одинаковой с ним цели, не подвергаясь одинаковым опасностям". Другой француз Поль Декурсель продолжил тему, добавив о публике, поддающейся гипнозу мошенничества: "Шарлатанство – это невежество на службе легковерия".

Успех Эдуарда Джабеевича и его коллег по обману осетин был бы еще более громким, если бы не ехидные критические реплики Алана Чочиева, которого когда-то Кокойты также пытался одурачить пылкими клятвами сменить курс Чибирова, направленный на постепенное вхождение территории РЮО в состав ксенофобской Грузии, на правовой курс утверждения независимости югоосетинской республики в мире.

После победы Эдуарда Джабеевича на выборах президента РЮО 2001 года, Л.А.Чибиров, как этого и следовало ожидать от Торжествующего Хама, неплохо награбивший в Южной Осетии на контрабанде спирта и многого чего еще, нажившийся на казнокрадстве, сбежал от своего электората в Северную Осетию переваривать награбленное в более спокойной обстановке.

Сменивший Людвига Алексеевича будущий профессор Кокойты и его хозяин Ибрагим Тедеев, быстро спелись в Цхинвале с Борисом Чочиевым - Торжествующим Хамом из Южной Осетии рангом пониже.

С коммунистических времен более многих своих коллег особо талантливый в сфере двурушничества и воровства, Борис Чочиев, будучи многолетним руководителем переговорного процесса, по проблеме Южной Осетии, умудрился, в угоду своих Тбилисских хозяев и их осетинской резидентуры, так организовать его, что были проиграны все выигрышные позиции осетинской стороны.

Как известно, в начале 90-х годов прошлого века на всем постсоветском пространстве шло активное распределение собственности. Сегодняшнему материальному могуществу таких российских олигархов, как Абрамович, Алекперов, а также осетинского, в сравнении с ними микроолигархика, Ходова и т.д., главным образом способствовало их, и им подобных, неуемное желание и верткое умение прихватывать все, что можно от достояния России. Сноровки заполучить какую-то часть распределяемого достояния России хватило и у Алана Чочиева. Он мог бы все эти добытые им немалые суммы целиком присвоить себе и жить - не клят, не мят - обычной жизнью десятков тысяч российских нуворишей. Не приходится сомневаться в том, что организуй он свою жизнь таким образом, к нему, как и к любому другому «новому русскому» у Российского государства никаких вопросов как нет, так и не было бы. В этом случае не нашлись бы они и у дзасоховцев. Однако, в связи с тем, что своей политической деятельностью по защите осетинского нацменьшинства на территории бывшей ГССР, он нанес тяжелое поражение правящим грузинским ксенофобам, их резидентурой в Осетии в отношение него было организовано заказное судилище.

Алана Чочиева обвинили в том, что он, заполучив для себя в 1992 году деньги в России, в количестве два миллиарда восемьсот миллионов рублей (это порядка двадцати семи миллионов долларов по тогдашнему курсу), как полагал чибировский псевдосуд, все их направил для решения хозяйственных и оборонных задач РЮО. Для сравнения: в годы СССР самый большой годовой бюджет Южной Осетии был за год до этого, в 1991 году, и составлял он тогда тридцать один миллион рублей (порядка пяти миллионов долларов)! То есть подручные А.С.Дзасохова, Чибиров и Галазов, бросили Алана в застенки за то, что он, в отличие от них самих, не потратил свалившееся на него богатство на удовлетворение своих личных материальных амбиций, а все средства, которые псевдосуд вменил ему как «украденные» у России, по утверждениям самих же обвинителей, направил на нужды Южной Осетии!

Назовём вещи своими именами: резидентура грузинских ксенофобов в Осетии бросила А.Чочиева за решётку, потому что Алан мешал на всех направлениях - своими правовыми и политическими разработками, а также в финансово-экономическом плане - мешал реализации на территории Осетии планов ее Тбилисских патронов.

В частности, на нужды Комитета по беженцам РЮО, имевшего счета в одном из банков Северной Осетии, в мае 1992 года было переведено 600 тысяч долларов. Деньги пропали никому не известно куда. Тогда этот Комитет возглавлял считающийся теперь у чибировых, у Кокойты, у галазовых с дзасоховыми великим переговорщиком - Борис Чочиев. Без его ведома никто технически не мог взять ни одной копейки со счетов руководимой им структуры. Никакой официальной реакции на это исчезновение денег ни с чьей стороны не последовало. В настоящее время Алан уверенно стоит на той позиции, что Борис Чочиев просто вульгарно украл их у беженцев. Таков вот сегодняшний друг и ближайший подручный вчерашнего рэкетира, и сегодняшнего профессора Эдуарда Джабеевича Кокойты.

Р.П. МАГКАЕВ "Пустоватые щи и мелковатые бриллианты"
при использовании материалов сайта, гиперссылка обязательна

Вернуться назад