Uasdan.com > Рубрика Леонида Кочиева > ИА «Рес»: Оппозиционер Леонид Кочиев заявляет о необходимости диалога с властью

ИА «Рес»: Оппозиционер Леонид Кочиев заявляет о необходимости диалога с властью


30 июня 2011. Разместил: Леонид Кочиев
О необходимости диалога с властью, своим виденьем происходящих в Южной Осетии политических процессах и прогнозах на будущее в интервью ИА «Рес» рассказал оппозиционер Леонид Кочиев.

- Что побудило Вас уйти в оппозицию?

- Одной из серьезных причин, из-за которой я в свое время ушел в отставку с должности председателя Комитета по межнациональным отношениям и иммиграционной политики, было несогласие с кадровой политикой. С тех пор я нахожусь в оппозиции, но учитывая сегодняшнюю актуальность, у меня есть опасения, что ситуация в Южной Осетии может взорвать наше общество и расставить его по разные стороны, далеко не интеллектуальных, баррикад. В этом аспекте у меня есть серьезнейшее несогласие с той частью оппозиции, которая стоит на наиболее радикальных рельсах. Я не буду указывать персоналии – они на слуху и на виду. Единственное, что меня разнит с ними, это то, что они не против силовых решений.

Я считаю, что человек, который проникнут сознанием за будущее Осетии, таких резких взглядов придерживаться не должен. Это мое твердое убеждение, потому что такое видение меня серьезно настораживает по то простой причине, что такой взрыв в обществе, может поставить под сомнение будущее народа и Республики. И если мы сейчас не найдем консенсуса, общего языка, будущее Республики Южная Осетия представляется мне более чем проблематичным.

- Вас давно не было в Южной Осетии. Вы приехали, чтобы о чем-то заявить?

- Я приехал в Южную Осетию не для того, чтобы давать какие-то интервью, а по своим личным проблемам. А так меня не было здесь уже шестой год. Причем я находился не вдали от Южной Осетии, а всего лишь за хребтом – в Северной Осетии.

- Вы сказали, что ушли со своей должности из-за разногласий с властью. Эти разногласия остаются?

- Их стало больше, чем когда я подавал в отставку.

- А конкретнее?

- Я категорически не приемлю «варягов». Когда нынешний президент Южной Осетии шел на президентские выборы, одним из его лозунгов было: «Республикой должны управлять ее защитники». Я изначально не был согласен с этим лозунгом. Республикой должны управлять профессионалы. Защитнику – честь и хвала, но управлять должны профессионалы. Но даже в этом плане президент нарушает свой лозунг, потому что никто не докажет мне, что Бровцев (премьер-министр РЮО Вадим Бровцев – прим. ИА «Рес») защищал Южную Осетию. Или же министр финансов и прочие – люди, которые пришли сюда из какого-то заштатного уральского городка. Мне с трудом вериться в их альтруизм, в то, что они приехали из симпатии к южной ветви осетинского народа.
Кроме того, остаются претензии к ряду других персоналий, но я о них говорить не буду, не потому что чего-то боюсь, а потому что не хочу противоречить моей, скажем так, миротворческой цели. Надо оставить все личное.

- В чем заключается Ваша цель?

- Меня, в особых симпатиях к президенту и нынешней власти, никто не обвинит. Тем не менее я приветствую недавнее заявление президента о необходимости диалога с оппозиционными силами. В этом я абсолютно согласен с президентом – раз он протянул свою руку, недопустимо, чтобы она повисла в воздухе. Если мы не поймем друг друга и произойдет что-то непоправимое, а все к этому идет, в будущем в этом обвинят нас. Скажут: «Вот президент протягивал вам руку, а вы отвергли ее». Некоторые отвергают. Но я беру на себя ответственность, в той степени, насколько мое слово значимо для кого-то, сказать, что мы эту руку готовы пожать.

- Есть ли в оппозиции силы, разделяющие Ваши взгляды в этом плане?

- Безусловно, есть. Более того – это подавляющее большинство. Тех, кто за силовые решения, меньше, но это весьма авторитетные люди.
Я уже говорил о разногласиях с радикальным крылом оппозиции. В этом пункте я расхожусь во мнении со своим братом Ахсаром Кочиевым. Он заявляет, что «свободы без жертв не бывает». Он продолжает эту мысль на круглых столах, конференциях, в интервью, ссылаясь на Джефферсона. Но Джефферсон жил в 18 веке, времена меняются, и нравы меняются. Но я всегда утверждал и утверждаю, что звать людей на баррикады ради свободы можно при единственном условии – когда исключены все другие пути ее достижения. Если другого пути не останется, я пойду на баррикады в числе первых.
А что делать, говорит мне брат. Я отвечаю – выборы. Они их сфальсифицируют, говорит он. Если народ позволит сфальсифицировать выборы, значить вы его не убедили и народ за вами не пойдет, отвечаю я. А к чему тогда это, после того, когда мы похоронили столько своих сыновей. И одно дело, когда они погибают от пули внешнего врага, а каково, когда от руки своего соотечественника. И пусть никто не забывает слова великого Кайсына Кулиева, что любая пуля, выпущенная на войне попадает в сердце матери. Хватит нам этого.
Мы с братом разошлись на этой почве. Желая друг другу всего хорошего, даже на человеческом, гуманитарном уровне мы не общаемся. И хотя Ахсар ушел из публичной политики и сейчас является редактором газеты, никакого примирения у меня с ним не состоится, пока он не откажется от такой своей позиции.

- Можно ли говорить о расколе в оппозиции?

- Тактическом – да. Стратегическом – нет.

- А какова стратегическая цель?

- К власти должны прийти люди, которые будут выбраны только в результате честных выборов. Все остальное – нелегитимно.

- Вы разделяете мнение о том, что президентом Южной Осетии должен быть человек, проживший на территории Республики последние 10 лет?

- Я считаю это абсолютно неприемлемым для Республики. Получается, что мы бесимся с жиру. Мы сужаем нашу, и без того маленькую, политическую ойкумену. Человек, который является патриотом своей Родины, который имеет выдающиеся заслуги перед ней, или даже не имеет, но имеет деньги, чтобы вложить их в югоосетинскую экономику, должен иметь равные со всеми права, даже если не живет здесь постоянно.
Сейчас господствует эпоха прагматизма. Альтруизм – в прошлом. На примере любого государства, в частности России, мы убеждаемся, в том, что к власти приходят прагматики. Нравится это кому-то или нет, но это факт. Если, допустим Прохоров (российский бизнесмен Михаил Прохоров – прим. ИА «Рес), у которого мать осетинка, озаботится судьбой Родины свое матери, что в этом будет плохого. Что он не живет в Южной Осетии и не знает специфики? Каким бесталанным нужно быть, чтобы не вникнуть в специфику страны, где живет несколько десятков тысяч человек?

- Вы сказали о возможности фальсификации предстоящих выборов. По Вашему это возможно?

- Выборы будут законны при соблюдении нескольких условий. Первое: необходимо обнародовать абсолютно достоверные избирательные списки. Второе: на обороте избирательных бюллетеней должны стоять подписи всех представителей кандидатов. Когда в 2001 году Эдуард Кокойты в первый раз шел в президенты, именно это условие предотвратило возможные подтасовки результатов выборов. Во время следующих выборов в 2006 году эти подписи исчезли с бюллетеней. Кому они мешали, и зачем их нужно было убирать? Если их не будет и сейчас, выборы будут нечестными, и тогда о последствиях я не хочу даже думать. Если, допустим, Вы президент и Вас спросят: «мешают вам эти подписи», что Вы ответите? Отрицательный ответ на этот вопрос не может быть объяснен.

- Вы собираетесь настаивать на соблюдении этого условия?

- Расскажу такой анекдот. В советские времена в органы звонит человек и говорит, что поймал шпиона. Ему говорят: «Веди его сюда». Он отвечает: «Но он меня не слушается».

- То есть Вы сомневаетесь, что ваш голос будет услышан?

- Когда человек взывает о помощи, он, конечно, рассчитывает, что его услышат. Агентство «Рес» достаточно авторитетно и популярно. Если, благодаря вам, меня услышат – хорошо, не услышат, ну что делать.

- Как, по Вашему мнению, должен строиться диалог оппозиции с властью?

- Круглые столы, конференции, телевидение. Недавно президент заявил, что если будет такая необходимость, он сам будет принимать в них участие. Это заявление со стороны власти, необходимо приветствовать. А потом, как говорится, жизнь покажет. Самое главное сесть за стол и начать обсуждение.

- Каким Вы видите будущего президента Южной Осетии?

- Наша Родина в своей истории переживала и худшие времена и единственное, благодаря чему она спасалась – это высокая нравственность. Нравственность превыше всего. Поэтому я думаю, что для будущего президента Южной Осетии это качество должно быть на первом месте.
Ни один президент не расстается с властью без сожаления, что здесь, что в хваленых демократиях. Другое дело, как он расстается. Предыдущий президент Южной Осетии показал нам пример того, как нормально, цивилизованно сдают власть. И эта начавшаяся тогда традиция не должна прерываться, чтобы о нас заговорили, как о стране, которая стремится к демократии. И одним из важнейших показателей этих усилий, является именно цивилизованная сдача власти.

http://cominf.org/node/1166488079

Вернуться назад