Uasdan.com > Проект РЮО - уже понимают > ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТАМ МЕДВЕДЕВУ И СААКАШВИЛИ – ПРОЕКТ УРЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖДУ ГРУЗИЕЙ И ЮЖНОЙ ОСЕТИЕЙ

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТАМ МЕДВЕДЕВУ И СААКАШВИЛИ – ПРОЕКТ УРЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖДУ ГРУЗИЕЙ И ЮЖНОЙ ОСЕТИЕЙ


5 июня 2008. Разместил: Алан Чочиев
Уважаемые господин Медведев и господин Саакашвили! С 1992 года тема грузино-осетинского урегулирования продирается из эпохи регулирования по понятиям – в эпоху построения отношений по праву, закону и политической традиции ООН. Сегодня тема, похоже, входит в эпоху, когда во главе России и Грузии стоят юристы, по программам - поборники Права и Закона! И особенно важно, что это подтверждается вами действием.

И Запад, и Россия стоят на ясной позиции – осетины и грузины должны достичь соглашения на двустороннем уровне! А Запад и Россия выступят гарантами договора! Очевидно, что для этого Запад и Россия должны признать договор сторон законным! И очевидно, что это возможно только при условии, что договор будет основан на Праве, Законе и Политической традиции ООН!

Урегулирование между Грузией и Южной Осетией невозможно уже 16 лет и надо ясно назвать причины этого – их две. Одна – главная, в том, что аргументы Права и Закона были у сторон далеко не на первой переговорной позиции. Вторая – тоже важная: Грузия обвиняет Россию в ориентировании Южной Осетии против Запада и Грузии, а Южная Осетия обвиняет Запад и Грузию в антиосетинской позиции, настаивая, что это и антироссийская позиция. При этом создаётся парадоксальная ситуация: Запад и Россия совершенно однозначно стоят на общей позиции, заявленной Путиным 21 октября 2006-го на Европарламенте - «южные осетины и грузины должны строить общее государство». Но прогресса в переговорах нет! Между тем, аргументы правового проекта урегулирования есть с 1992 года! Но они никогда не рассматриваются на уровне лидеров стран ООН.

Настоящее обращение представляет проект грузино-осетинского урегулирования – его положения в 1991-93 годах четырежды звучали на международных конференциях. После большого перерыва эти положения снова были предложены международному экспертному сообществу - в 2007 и 2008 годах. Присутствовали послы ряда стран, представители Европарламента и ООН, российские и большое число грузинских экспертов – они приняли основные положения проекта практически без возражений!

Положения эти никогда не были заявлены в практике переговоров по простой причине – партийные лидеры сторон советской школы с самого начала ставили в договорную основу принцип «по понятиям», игнорируя Право, Закон и традиции ООН.

Главная стартовая проблема для сторон - это сепаратизм, а это проблема Права и Закона. Рассматривать её можно только с этих позиций и в традициях ООН.



СЕПАРАТИЗМ ГССР И ЮЖНОЙ ОСЕТИИ В ПАРАМЕТРАХ ПРАВА И ЗАКОНА СССР, И НОРМ ООН



Решение Верховного Совета СССР о проведении 17 марта 1991 г. всесоюзного референдума о сохранении и реформировании СССР, обязательного к исполнению на всей территории страны, стало началом актов правового сепаратизма в СССР. Руководство ГССР отказалось участвовать в референдуме – этим были нарушены важнейшие положения внутреннего и международного права.

Кроме того, что отказ ГССР был посягательством на стабильность правового пространства СССР, это было и сепаратистским посягательством на территориальную целостность СССР. И поскольку правовое посягательство на территориальную целостность СССР было и посягательством на Хельсинские соглашения 1975 года о нерушимости границ послевоенного мира, то ГССР, с марта 1991 года, впервые на всех уровнях внутреннего и международного права чётко квалифицируется как сепаратист. На это время к Южной Осетии критерии сепаратизма неприменимы!

Южная Осетия участвовала в референдуме – и по его результатам оставалась в составе СССР. 21 марта 1991 года Верховный Совет СССР принял постановление по итогам референдума 17 марта и обязал органы государственной власти СССР и всех республик исходить из решения народа на референдуме. Этот акт имел правовое значение и в том смысле, что граждане Южной Осетии, если бы они участвовали в грузинском сепаратистском референдуме 31 марта того же 1991 года, подлежали аресту по УК за участие в антиконституционной деятельности.

Этот акт сепаратизма ГССР принято считать началом её выхода из правового поля СССР – это был шаг от статуса ГССР к статусу «Республики Грузия»! Но это было явной коллизией права народов на самоопределение и принципа территориальной целостности государств - и Южная Осетия оставалась вне этой коллизии! Сепаратистский отказ ГССР участвовать в референдуме 17 марта, увенчавшийся сепаратистским референдумом 31 марта о независимости Грузии, не позволяет применять понятие сепаратизма к Южной Осетии ни в какой форме! Для выхода из состава ГССР, Южной Осетии не пришлось обращаться к праву народов на самоопределение. Эту задачу решила сама ГССР двумя референдумами: союзным - 17 марта, и своим - 31 марта 1991 года!

Таким образом, правовой процесс, с двумя референдумами 1991 года, исключил для Южной Осетии саму возможность нарушения территориальной целостности ГССР в СССР. Юриспруденция – сфера формальных отношений и такой политико-административной единицы, как «республика грузия», в правовом поле СССР не было никогда: невозможно нарушить территориальную целостность страны, которой нет!

После незаконного сепаратистского референдума 31 марта 1991 года, актами от 9 апреля и 26 мая, Гамсахурдия объявил «независимость республики Грузия».

Правовые последствия этих актов, признанные только властью ГССР того времени, но незаконные для СССР и остального мира, имеют ясный контур. Есть территория ГССР в составе СССР – и нет территории новообразующейся «республики Грузии» вне состава СССР, и нет в остальном мире! Очевидно, что в территории гипотетической «республики Грузия» не могло быть реально законной территории Южной Осетии!

Точно так же считало и мировое сообщество: обращение режима сепаратистов Гамсахурдия о признании от 26 мая 1991 года оставалось вне внимания до распада СССР в декабре 1991 года. То есть и Запад считал эти акты сепаратистскими!

Таким образом, у Южной Осетии и у мирового сообщества оценки актов в ГССР тогда полностью совпадалиСЕПАРАТИЗМ «республики Грузия» очевиден!



ФАШИЗМ В ГССР – РАСПАД СССР И ПРИЗНАНИЕ

ЗАПАДОМ НЕЗАВИСИМОСТИ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК



Запад начал процесс признания «республики Грузия» только с апреля 1992 года. Но на то время уже почти все союзные республики были признаны Западом независимыми государствами. Почему? Потому что признать новообразующуюся Грузию независимой при фашистском режиме Гамсахурдия Запад не мог – это ПОПИРАЛО ИДЕОЛОГИЮ ООН и всего мирового порядка после 1945 года!

Таким образом, в оценках грузинского сепаратизма и грузинского фашизма Запад и Южная Осетия полностью совпадали до свержения Гамсахурдия и захвата власти режимом Шеварднадзе, провозглашавшим отход от звиадистского нацизма.

Независимость Грузии была признана странами-членами ООН не в конце 1991 года – как других союзных республик, подписавших алма-атинскую декларацию, а только после 31 марта 1992-го! То есть тогда, когда Гамсахурдия уже не было в Грузии – уже был Шеварднадзе, который сверг фашиста Гамсахурдия и обещал миру и осетинам СНЯТЬ ЧЁРНОЕ ПЯТНО ФАШИЗМА С ГРУЗИНСКОГО НАРОДА!

То есть у Южной Осетии и у мирового сообщества оценки фашизма в Грузии тогда полностью совпадали! Это вторая общая оценка у Запада и Южной Осетии.



О ТЕРРИТОРИИ «ЮЖНОЙ ОСЕТИИ» И «ТЕРРИТОРИИ ГРУЗИИ»



Однозначность юридической формулы «территория ГССР» в правовом поле СССР вне всяких сомнений! И ровно в такой же степени нет никаких сомнений, что в СССР не было правовых критериев для определения «территории грузии»! Более того, и до СССР – в Российской империи нет следов «территории грузии». Политической и юридической единицы «грузия» не существовало и после Георгиевского трактата: логотип «сакартвело» или «грузия» в документах всех названных и предшествующих времен отсутствует вовсе.

Сам термин «грузия» в политико-административном значении появляется только в начале 20 века - в 1906 году (24 апреля) в Тифлисе была создана партия с Чавчавадзе во главе, которая требовала автономии Грузии. Для этого надо было объединить княжества и уделы Тифлисской и Кутаисской губерний Российской империи. Статус автономии был бы формой их будущей политико-административной общности – уже как «грузии».

Границы территории Южной Осетии были описаны в 1836 году - гораздо раньше появления логотипа «грузия». В отличие от «грузии», логотип «южная осетия» обращался уже тогда в смысле территории, но не в смысле политико-административной единицы.

В значении политико-административного статуса логотипы «Южная Осетия» и «Грузия» появляются только в 20-м веке и в правовом ракурсе ранее не известны.

Грузия – это новое государство и для грузинских юристов: их концепция для Абхазии в главе пятой точна - «Конституция Грузии 1995 года заложила основу нового государства Грузия». По этой правовой логике «при принятии Конституции не было сформулировано определение территориально-государственного устройства Грузии. Высший закон государства ограничился только общей фразой по этому важнейшему вопросу и перенёс его урегулирование на будущее». Сказанное означает, что в Грузии понимают, что территориально-государственное устройство новообразующегося государства «республика Грузия» - это уже не «ГССР», потому - это вопрос будущего.

Итак, в 1990-1991 годах, все ступени юридических решений Москвы и Тбилиси, состоявшиеся в поле законов СССР и международного права – и без самодеятельных инициатив со стороны Южной Осетии, привели к совершенно законному «выпадению» Южной Осетии из состава ГССР ещё во времена СССР.



ДЕТЕРМИНАНТЫ ПРАВА И ЗАКОНА - РЕФЕРЕНДУМ 19 ЯНВАРЯ 1992 ГОДА В ЮЖНОЙ ОСЕТИИ



С распадом СССР Южная Осетия и Грузия оказались в совершенно разных правовых позициях. По законному референдуму 17 марта Южная Осетия оставалась в правовом поле СССР, а сепаратистский выбор ГССР на референдумах 17 марта и 31 марта 1991 года поставил её вне правового поля СССР. Решений референдумов не отменить! Но, исходя из норм права, с распадом СССР Южная Осетия оказалась в правовом вакууме, а сепаратистская Грузия оставалась непризнанной мировым сообществом. Поэтому Южная Осетия провела 19 января 1992 года законный референдум и народ выбрал независимость.

И уже 10 мая 1992 года Верховный Совет Южной Осетии обратился к России и Северной Осетии со специальным заявлением, в котором сказано – «В связи с распадом правовой и государственной системы СССР полностью отсутствуют какие-либо основания территориальной целостности Грузии на протяжении более двухсот последних лет. Актуальны только имперские геополитические притязания грузинских этнократов на территорию Южной Осетии, которые и обусловливают примат силы над правом, реализуемый Грузией в форме геноцида осетин. В сущности, никакого противоречия принципа территориальной целостности принципу права наций на самоопределение в данном случае нет, поскольку более двух веков отсутствуют все признаки территориальной целостности Грузии, признанные международным правом». И через абзац – «В применении к Грузии и Южной Осетии принцип территориальной целостности не противоречит принципу права наций на самоопределение, поскольку правовые признаки принципа территориальной целостности применительно к Грузии полностью отсутствуют». Очевидно, что ходы Южной Осетии детерминированы Правом и Законом!



ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА УРЕГУЛИРОВАНИЯ – ДЕФАШИЗАЦИЯ ГРУЗИИ ПО УРОКУ ООН 1945 ГОДА



Грузия уже сделала в 2007 году два важных для урегулирования шага: принят АДРЕСНЫЙ ЗАКОН О РЕСТИТУЦИИ ЮЖНЫМ ОСЕТИНАМ, и территория Южной Осетии признана в границах советского времени. Главная проблема - это БЕЗОПАСНОСТЬ, для решения её нужны долговременные мероприятия в идеологии и судебные меры.

Долговременных мероприятий в идеологии потребует дефашизация Грузии – без самой решительной и глубокой дефашизации ни о какой безопасности не может быть и речи. Вы наверняка приверженцы решения Саммита Тысячелетия ООН 2000 года, по которому Урок 1945 года назван уроком всему человечеству на 21 век и далее… Этот урок разрешения проблемы фашизма хорошо известен: дефашизация Германии началась с развенчания идеологии и идеологов нацизма. Этот путь дефашизации должна пройти и Грузия – идеология нацизма и идеологи нацизма должна быть осуждены самым явным и решительным образом. Тем более, что грузинскому фашизму нет прецедента в смысле нацеленности высшей власти против одного конкретного народа - решения против осетин принимались в Грузии высшими органами власти, или её персонами!

Поэтому ровно в той же мере, в какой решающее значение имело с 1945 года полное исключение идеологии и самого образа Гитлера из всех сфер жизни, должна быть исключена из жизни страны идеология и сам образ Гамсахурдия! Можно ли представить себе, что Гитлер захоронен в пантеоне великих деятелей Германии - и народы Германии и всей Европы, и всего мира, чувствуют себя в безопасности? Точно так же осетины никогда не ОЩУТЯТ безопасности, пока Гамсахурдия захоронен в пантеоне великих деятелей Грузии! Безопасность в такой стране для осетин – ИСКЛЮЧЕНА!

Разговоры о том, что «Гамсахурдия – первый президент независимой Грузии» - это подход По Понятиям, но не по Праву и Закону. Потому что независимость Грузии по закону наступила только с распадом СССР - и после признания мировым сообществом. А оно не признавало Грузии, возглавляемой фашистским режимом! Признание было – после Гамсахурдия! В грузинском пантеоне, исходя из Права, Закона и Политической традиции ООН, нет президента независимой Грузии – там фюрер грузинского нацизма и этим ему воздаётся честь как идеологу, а значит – и самой идеологии нацизма.

Предвыборные митинги грузинской оппозиции 2008 года, на которых реяли звиадистские флаги и вещали почитатели Гамсахурдия и его родичи, при том, что высшие лица страны были в почётном карауле при захоронении останков грузинского фюрера в пантеоне выдающихся людей Грузии, повергли осетин в шок! Это состояние шока поддерживается годы и вредит безопасности уже в поколениях! Судебные процессы над грузинскими фашистами - над звиадистами, осуждение идеологии звиадизма, должны быть прозрачными максимально – только это соответствует мировым стандартам!

Без дефашизации Грузии никто не имеет Права и Морального Мотива предлагать осетинам войти в состав Грузии. Потому что даже после дефашизации Германии никому не приходит в голову предложить вернуться в состав Германии пострадавшим чехам, полякам, французам, евреям - в мире таких двойных стандартов к фашизму ещё не было.



ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД К СОВМЕСТНОМУ ГОСУДАРСТВУ



Главное, в чём Путин и осетинские эксперты согласны с Саакашвили – цитата: «нынешний переговорный и миротворческий форматы – дискредитированы. Мы должны достичь спокойного перехода на гораздо более гибкий и эффективный формат".

Какой возможен формат? По Путину (речь в Лужниках) – кадры власти в России из прошлого и крайне криминальны. По экспертам, на пост-советском пространстве формат стран – это имитационно-демократические паханаты (Маркедонов). Это не формат Права и Закона! Ясно, что выход общества из-под власти паханов – это условие выхода на новые форматы-формы. И это возможно: Саакашвили в Грузии в этом созвучен Путину в России – оба много сделали для преодоления криминально-коррумпированных режимов паханов, выжимая кадры этих 15 лет, дискредитировавшие форматы Права ставкой на Понятия! Проблема как никогда остра в Южной Осетии, где рэкет и контрабанда были промыслом высших уровней много лет… И значит главное - это стратегический переход к правовым решениям и политической традиции ООН! Для перехода к этому не избежать нескольких политических и кадровых решений также и в Южной Осетии.

Первое. Сепаратизм не помешал Грузии получить признание ООН, тогда как Южная Осетия, со своей безупречной правовой позицией, так и остаётся без признания. Правда, после 1992 года риторика РЮО была снова сведена к понятиям… Однако теперь, на срок строительства общего государства, Право и Закон требуют установления независимого статуса РЮО временно, закрепив его временный характер особым международным соглашением, которым назначить и временных кураторов при властях Грузии и России по Южной Осетии от Европы и ООН. Время их полномочий в общем – от 10 лет и более (вряд ли менее: грузинская сторона не успеет выполнить решающее условие – дефашизацию идеологическую и судебную). Функции – как у власти Косово.

Второе. Переговоры нужно начать без участия двух юго-осетинских криминально-коррумпированных властей (с точки зрения Саакашвили – это Кокойты, а Медведева-Путина - Санакоев). Под эгидой ООН, Евросоюза и России переговоры начать грузинским и осетинским правозащитникам, гражданскому форуму осетин и грузин в РЮО и РСО-А, независимым грузинским и осетинским аналитикам – соавторам издания Сороса-2006.

Предложение третье. Создать все условия прозрачности процесса дефашизации для всех интересантов. Выставлять достигнутые обоснования разрешений конфликта на обсуждение с участием общественности всех сторон конфликта, с экспертизой институтов Евросоюза и ООН на соответствие международным установкам Права и Закона, и политической традиции ООН. Обсуждения выработанных обоснований и расхождений проводить и в форме телемостов с участием всех заинтересованных сторон.

И главное – стратегическое КАДРОВОЕ предложение по переходу к правовым решениям и политической традиции ООН. Из тех же установок Путина и Саакашвили - признание переходного независимого статуса РЮО при криминальных кадрах во власти преступно само по себе - потому и Запад не признал Гамсахурдия. Потому в самом начале процесса урегулирования, всем лицам, занимавшим в последние годы СССР и потом 15 лет в постсоветских режимах определяющие для Права и Закона посты во власти, запретить выставляться на выборах в РЮО. Выборы провести в начале процесса урегулирования на всей территории РЮО. Стоит отметить, что за Санакоева и Кокойты в 2006-м, при всём населении РЮО в 40-45 тысяч, показано порядка 55 тысяч проголосовавших за каждого: за двоих – более ста тысяч…

Весь период, который потребуется на дефашизацию Грузии – перезахоронение Гамсахурдия, осуждение всех признаков его почитания, суды над звиадистами по заявлениям реституируемых осетин, республика Южная Осетия должна быть признана в переходном к совместному государству статусе временной независимости. С контролем ООН, Евросоюза и России! Это будет совершенно в духе Урока 1945 года по Саммиту Тысячелетия ООН – это будет первым из новых приложений Урока после его принятия в 2000 году. Построение совместного государства южных осетин и грузин - по Путину и Саакашвили, может стать реальным уроком урегулирования 21 века по ООН!

К олимпиаде в Сочи необходимо пройти первый этап – это этап выработки конкретных форм права (Конституции РЮО переходного периода), и проработки условий Урока к дефашизации Грузии. Этот этап лучше завершить в 2011-2012 гг принятием ПЕРЕХОДНОЙ конституции Южной Осетии. Если все стороны проявят максимум интереса, то весь срок строительства общего государства южных осетин и грузин займёт порядка 10-15 лет и завершится в 2020-х годах. Иначе не хватит и библейских 40-ка пустынных лет, потому что в нашем случае надо забыть о рабстве и геройстве одновременно… Тогда для смены поколений ненависти потребуется время двух-трёх биологических поколений, а это 40-50 лет. И всё перекладывается на потомков.



Бывший председатель гражданского движения Южной Осетии «Адамон Нэхас»

Бывший первый заместитель Верховного Совета РЮО первого созыва А.Р. Чочиев
Вернуться назад